Видео мастер-класс Сказ о том, как мы кухню декупажили, или Дорогу осилит идущий…. Часть 1

Валяем стильную сумку из кардочёса

Мастер-класс «Валяем сумку из кардочеса» не новый, но войлочное сообщество постоянно растёт и в его орбиту вовлекаются все новые и новые «обращённые», поэтому я решила разместить его здесь, может он кому-нибудь ещё пригодится.

Итак, нам понадобится шерсть 300 г бежевого цвета и 100 гкоричневого, материал для шаблона (плотная плёнка), мыло, вода, пузырьковая плёнка (пупырка), ВШМ (виброшлифовальная машинка) или сеточка, массажёр, скалка, ножницы с острыми кончиками, перчатки.

Сумку будем валять из латвийского кардачёса (тонина 27- 29 микрон), он очень хорошо подходит для валяния толстого войлока (сумок, обуви). Волокна у кардочёса, в отличие от топса, не имеют чёткого направления, они изогнуты и направлены в разные стороны, и его можно раскладывать целыми пластами (что безусловно убыстряет расладку), но в данном случае мы будем делать раскладку именно прядками.

Строим выкройку, сообразно нашим представлениям о будущей сумке, прибавляем 4 см по всему периметру и переносим наш рисунок на плотную плёнку (или подложку под ламинат). Это и будет наш шаблон (в данном случае высота шаблона 32 см, ширина 37 см).

Кладём на стол пузырьковую плёнку, на неё шаблон и начинаем раскладку. Несмотря на то, что работаем с кардочёсом, а не с гребённой лентой, раскладку будем делать по тому же принципу: отщипываем небольшие кусочки шерсти и выкладываем её слоями (вертикальный + горизонтальный) — на мой взгляд, таким образом легче контролировать равномерность (толщину) раскладки.

Выкладываем вертикальный слой. Шерсть раскладываем выходя за границы шаблона на 1 см по вертикали (вверх и вниз).

Выкладываем горизонтальный слой. Шерсть раскладываем выходя за границы шаблона на 1см. по горизонтали ( по бокам).

Раскладка двух слоёв закончена. Равномерно поливаем мыльной водой наш полуфабрикат.

Накрываем пузырырьковой плёнкой (пупыркой), и прижимаем руками, стараясь равномерно распределить воду.

Можно помочь себе скалкой (раскатать воду), но очень аккуратно, не сдвигая шерсть.

Для того, чтобы шерсть сцепилась, работаем ВШМ. Работаем точечно (не елозя по пупырке), ставим на одно место и считаем до 10, поднимаем машинку и переставляем на другое место. И так по всей поверхности будущей сумки!

Альтернативой ВШМ может быть сеточка (я люблю работать именно с сеточкой). Убираем пузырьковую плёнку, накрываем нашу раскладку сеточкой, прижимаем, мылим и тщательно притираем лёгкими круговыми движениями (от краёв к середине) — очень осторожно, постепенно увеличивая нажим.

Так выглядит обработанная поверхность полуфабриката сумки. Припуски вокруг шаблона остаются непритёртыми!

Аккуратно переворачиваем нашу будущую сумку, держа её одной рукой за верх, другой за низ. Заворачиваем на шаблон припуски шерсти.

Плотно натягиваем шерсть на шаблон, разглаживаем, чтобы не было заломов и утолщений.

Начинаем раскладку шерсти на этой стороне шаблона. Раскладываем те же двая слоя (вертикальный + горизонтальный), только без припусков.

Важно: припуски с одной стороны я делаю, когда валяю сумку именно из кардочеса, поскольку кардочес имеет свойство после смачивания как-бы расползаться и даже при раскладке без припусков небольшой припуск всё равно получится. Это поможет избежать ненужных утолщений по бокам сумки.

Далее повторяем всё то, что делали с обратной стороны: поливаем мыльной водой, накрываем пупыркой, распределяем воду и обрабатываем ВШМ или притираем через сеточку.

Аккуратно переворачиваем заготовку и заворачиваем припуски шерсти на шаблон, натягивая их как можно плотнее. Продолжаем раскладку: следующие два слоя и так далее.

Важно: нужно будет чередовать: одна сторона сумки раскладывается без припуска, другая с припуском. Слои должны быть ровными и аккуратными, особенно последний! Возникает вопрос: сколько всего слоев выкладывать? Чётких установок нет. Всё зависит от толщины вашей раскладки ( кто-то раскладывает толще, кто-то тоньше), от качества шерсти и так далее. Поэтому лучше ориентироваться не на количество слоев, а на количество шерсти необходимой для данного изделия (в данном случае это 300 г).

После того, как раскладка закончена, полуфабрикат сумки будет выглядеть примерно так, как на фото.

Накрываем полуфабрикат сеточкой и убираем лишнюю влагу (можно с помощью полотенца или многофункциональной салфетки) — промокаем поверхность сумки и отжимаем салфетку, повторяем; и так до тех пор, пока при нажатии на сумку вода не будет растекаться.

Затем берём кусок мыла и хорошенько натираем через сетку поверхность сумки. Тщательно и аккуратно гладим и притираем шерсть круговыми движениями, стараясь не сдвигать её, уделяя внимания краям, постепенно увеличивая нажим.

Готовим декор для сумки, вырезая детали из сваляного заранее префельта.

Важно: префельт недовалян, так он быстрее и лучше сцепится с основой сумки.

Хорошенько промыливаем поверхность полуфабриката и раскладываем вырезанные элементы, как того просит душа или глаз! 🙂

Например, вот так!

Накрываем всю эту будущую красоту плёнкой и очень хорошо обрабатываем ВШМ — элементы должны максимально хорошо сцепится с поверхностью будущей сумки! Вместо ВШМ можно воспользоваться сеточкой, но время сцепления в таком случае увеличится.

После того, как элементы декора закрепились на основе сумки, переходим к процессу валяния. Сворачиваем заготовку в рулон по вертикали с лицевой стороны и катаем раз 50. Разворачиваем рулон, расправляем сумку, проходимся по её поверхности рукой в перчатке, затем проделываем то же самое с обратной стороны.

Затем катаем в рулоне по горизонтали: также 50 раз с лицевой стороны и 50 раз с обратной стороны (не забывая расправлять сумку и притирать её рукой в перчатке). Притираем сумку уже без сетки, не забывая про бока.

Чередуем катание с притиранием до тех пор, пока шерсть не сцепится и не уплотнится вокруг шаблона.

Как только шерсть слегка уплотнилась, стала более плотно облегать шаблон (он как-бы стал сминаться внутри сумки) — пора делать разрез и вынимать шаблон. Ножницами с острыми кончиками аккуратно прорезаем полуфабрикат, а затем уверенной рукой полностью разрезаем полость будущей сумки.

Аккуратно вынимаем шаблон, не забывая, что шерсть ещё не свалялась, а лишь сцепилась, и будущую сумку легко деформировать.

Продолжаем валять сумку! Разравниваем бока сумки, сначала разглаживаем руками: для этого засовываем одну руку внутрь, а вторую кладём сверху сумки и хорошенько обрабатываем торцы и дно сумки обеими руками. Чем больше внимания уделим им, тем ровнее будут бока и дно у готовой сумки.

Заваливаем разрез (вход в сумку). Одной рукой придерживаем очень аккуратно, чтобы не растянуть ещё несваленый войлок, другой рукой в перчатке притираем оба края — производя только горизонтальные движения.

Хорошенько (уже с нажимом) притираем сумку с обеих сторон и боков.

Проваливаем сумку внутри: одеваем перчатку, засовываем руку в сумку и хорошенько притираем по периметру всю внутреннюю поверхность сумки (можно воспользоваться массажёром).

Катаем в рулоне, расправляя и разглаживая сумку после каждого катания. Затем выворачиваем сумку наизнаку и производим те же действия (катаем в рулоне и притираем) с этой стороны. Возвращаем сумку на лицевую сторону и, если внутренние слои свалялись, войлок стал плотный и ровный, сумка уменьшилась до нужных размеров, можно остановиться. Если нет, повторяем все действия ещё раз!

Выполаскиваем, расправляем сумку и придаём ей форму. Проходимся утюгом в режиме пара и откладываем сумку сушиться.

Остались сущие пустяки: свалять и пришить ручку, оформить до конца декор, вставить замочек и пришить подкладку.

Пока сумка сушится, займёмся ручкой. Ручку также делаем на шаблоне. Шаблон даёт возможность сделать ручку гладкой и ровной по бокам. Для шаблона вырезаем из плёнки прямоугольную полосу желаемой длины и ширины (не забывая сделать прибавку на усадку при валянии).

Раскладываем шерсть обычным способом (горизонтальный ряд + вертикальный ряд), смачиваем, притираем через сетку или машинкой. Затем переворачиваем шаблон с шерстью, загибаем на него припуски и повторяем: раскладка, смачивание, притирка.

Дорогу осилит идущий #ДмитрийПотапенко

Важно: ручка сваляная таким образом практически не растягивается!

После того, как закончили раскладку и притёрли шерсть, сворачиваем заготовку в рулетик и катаем 100 раз. Прокатали, развернули, свернули другой стороной и катаем ещё 100 раз.

Как только шерсть стала плотно облегать шаблон, вытаскиваем его и доваливаем ручку, чередуя катание в рулоне с притиранием. И так до тех пор, пока войлок не станет ровным и гладким, чем-то похожим на велюр.

Придаём ручке нужную форму: для этого скругляем ножницами концы ручки и тщательно затираем их. Центральную часть ручки сшиваем декоративным швом и расшиваем шёлковыми нитками боковые стороны.

Сумка высохла, пора наводить красоту! Расшиваем шёлковыми нитками подходящего цвета наши листики (приветствуется полёт фантазии) и нашиваем всякие красивости (без перебора).

Ставим замочек: магнитный или пришивную кнопку. В данной модели я выбрала пришивную кнопку, очень уж она по стилю и цвету подошла 🙂

Вырезаем кружок из войлока и пришиваем к нему вторую часть кнопки. Диаметр войлочного кружка должен быть больше самой кнопки. Смазываем клеем «Момент» центральную часть войлочного кружка с обратной стороны и заранее отмеченное место на сумке, затем прижимаем заготовку с кнопкой к месту крепления на сумке.

Иглой для фильцевания тщательно обрабатываем поверхность кружка так, чтобы он сравнялся с поверхностью сумки. Затем «замыливаем» место крепления кнопки с обеих сторон.

Ровно по бокам сумки пришиваем ручку (очень крепко!), для дополнительной надёжности расшиваем места крепления ручки декоративными узорами.

Скоро долгожданные майские праздники, в которых население разделится

Скоро долгожданные майские праздники, в которых население
разделится на два протовоборствующих лагеря — одни будут
сажать кортофан, другие садить печень!

Источник: humornet.ru от 2022-7-2

будут одни → Результатов: 41

Скоро долгожданные майские праздники, в которых население разделится на два протовоборствующих лагеря — одни будут сажать кортофан, другие садить печень!

Пару лет назад довелось мне работать у одного клиента, что находился недалеко от моего алма матер. В один прекрасный день я ушёл чуток пораньше и решил пройтись по памятным местам. Зашёл в столовую, общежитие, лекционные залы, лаборатории, и в студенческий центр. В центре моё внимание привлекла солидная реклама спектакля «Три Сестры.» Плакат гласил, что организовано это действо «Русским Клубом», и грядут события типа концерт Рахманинова, бардовский вечер, фильмы 60-х, Серебрянный Век, тематические вечеринки, итд.

«Молодцы ребята-организаторы, далеко пойдут» подумал я. А после мелькнула мысль «Знали бы они как и для чего это всё начиналось.» И вспомнилось.

«Клуб Детей Лейтенанта Шмидта.»

Эпиграф: «Я могу отчитаться за каждый заработанный мной миллион, кроме первого» (Джон Рокфеллер).

Моя семья приехала в США в самом начале 1990-х практически нищими. На семью из 4-х человек приходилась астрономическая сумма в $220 и несколько баулов с барахлом большинство которого оказалось бесполезным. До сих пор не понимаю, зачем мы тащили в США мясорубку, электродрель, и польский пуховик. Первые пару лет в новой стране было немного трудновато, хотя и очень весело.

Родители стали работать, подрабатывали и мы с сестрой, но в строчке «Итого» финансы пели романсы. Прошло полтора года, сестра закончила школу, и что дальше? У родителей даже вопрос не возник, она пойдёт в ВУЗ, сколько бы это не стоило. А стоило это ох не мало, даже не смотря на гранты и стипендии, особенно учитывая наше тогдашнее материальное состояние. Отдали последнюю копейку, ведь образование это святое.

Через 4 года сестра закончила университет и тут настало время идти мне. С деньгами стало чуток полегче, уже нищими не назвать, но даже до среднего класса было весьма и весьма далеко. И снова, никакие альтернативы во внимание не принимались. «Выкрутимся.» ободряли нас и друг друга родители. «Будет день, будет пища.»

В итоге я пошёл в достойный частный университет, что очень даже не бесплатное удовольствие. Вообще, в США образование в университете или колледже — это солидная кучка денег. Мне правда подфартило, я достаточно неплохо учился в школе, и универ расщедрился и дал мне скидку чуть ли не в половину суммы. На четверть суммы родители взяли кредит на себя, ну а на остальное взял уже кредит я сам. В принципе всё чётко и справедливо, хочешь сэкономить, не учись. Хочешь учиться, плати. Дорогу осилит идущий, кому образование нужно, тот его получит, не смотря на любые препоны.

Трудность была не только в стоимости образования, но и в том что и все сопутствующие расходы тоже были более чем ощутимы. У частных ВУЗов подход простой, «куда ты денешься с подводной лодки?», а посему ценник на общежитие, питание, итд выставляли просто конский. Студиозы-голодранцы (типа меня) старались найти хоть какую-то работу, иначе было бы совсем кисло. Проблема в том что студенческой рабочей силы было в избытке, а посему оплату давали минимальную, тем более что основой работодатель сам университет. Выход простой, нужно несколько работ.

Где я только не работал. Одно время занимался рассылкой писем в которых университет клянчил деньги. Работа не пыльная, письма в конверты засовывать и марки клеить, но скучная до одури. Потом в спортзале инвентарь раздавал, тоже не пыльно, но к сожалению от сна отвлекают. Одновременно и библиотекарем колымил, тоже копейка в карман.

После нашел две уникальнейших подработки, зацените. Первая — официальный подносчик мячиков для женской команды по лакроссу. Не работа, а сказка. Сидишь на стульчике, на девушек смотришь, пару раз за игру из корзинки им мячик кинешь, и во время перерыва вокруг поля мячики соберешь. Вторая ещё круче, кинооператор для женской команды по баскетболу. Ездишь по разным университетам и снимаешь игру на камеру. Девушки добрые и отзывчивые, во время поездок кормят, и за часы в дороге тоже платят. Короче, синекура, что ещё сказать. Одно плохо — игры недостаточно часто и работа сезонная.

И всё же финансовая проблема оставалась. Как ни крутись, не шустри, а нормальных денег не заработаешь. Вроде и работаешь часов 25-30 в неделю, а на выход имеешь долларов 100, много 150. А расходы солидные, хоть экономить старался где мог. Квартирку с товарищем-однокурсником, Сёмкой, на пару сняли вне кампуса подешевле, на всяческие семинары да презентации записывался ибо там иногда бесплатно кормили, а света в конце тоннеля никак не видно.

У Сёмки ситуёвина была чуток получше, его батяня с бизнесом в РФ. Но в 90-ые было как, то густо и тогда играют флейты и звучат барабаны, то совсем пусто, и тогда Господа благодаришь что жив остался. Короче, ему денежка была нужна почти так же как и мне, не клянчить же здоровенным парням копейку у родителей которым и так еле хватает. В какой блудняк мы только не вписывались дабы озолотиться. То мебелью для студентов торговали, то записывались как счетоводы для перепеси населения, то телефонные тарифы пытались продавать, но получалось всё ненадолго или не надёжно. Амбиций много, а на деле оказывался пшик.

Финансовый анус усугублялся каждое начало семестра. Причина проста, учебники. Онлайн продажи книг тогда практически не было (тема только начиналась), так что университетский магазин был по сути монополистом. Драли с несчастных студентов семь шкур без малейшего снисхождения. Я брал в среднем 5-6 классов в семестр и часто требовалось по два-три учебника на каждый. А книжки и по $50, и по $70, и по $100 могли стоить, так что итоговая сумма для нищего студента выходила монструозная. Преспокойно недельный заработок улетал за одну-две книжки.

Дорогу осилит идущий

Особенно угнетали некоторые сволочи-профессора. Оглашали что именно для их класса требуется определённый учебник или задачник и. создавали его сами. Потом поставляли этот шедевр эпистолярного жанра в университетский магазин и бедняги студенты вынуждены были покупать его втридорога. Деваться абсолютно некуда, плачешь, но берёшь. Одно «радовало», своей денежкой ты обогащаешь любимых учителей. Как сейчас помню бессовестный препод по геологии требовал $80 за свою малюсенькую книжонку в мягкой обложке. У препода по информатике запросы были побольше, почти $120.

Единственный кто имел совесть и понимание, так это наш УЧИТЕЛь по налогообложению, Стивен Лидка. Мало того, он сказал «книги толстые, а смысла в них нету. Всё что действительно для знаний, а не для галочки надо, я вам прочитаю в лекциях. Ведите хорошие конспекты, и это 3/4 дела. Ну а вдобавок, вот книжка, что я сам составил. Там ключевые концепции. Стоит она всего $9, это примерно сколько мне стоит её напечатать. Остальную литературу, если понадобится, можно взять в библиотеке.» И правда, из этой грамотно составленной тоненькой книжки я почерпнул много больше чем из десятка других.

А сам предмет? Уж казалось, налогообложение — однозначное фи, скучнее быть не может. А вот и ошибаетесь. Лекции Стивена начинались в 8 утра, а сам он приходил в 7-7:15, на случай если у кого-то вопросы по предмету имеются. Так вот, студенты собирались у аудитории к 7 утра как штык, лишь для того что бы потусить с ним. Его лекции были что-то с чем-то, заряд энергии, фейерверк юмора, и калейдоскоп отличных жизненных примеров. Этот УЧИТЕЛь создал удивительнейшую атмосферу и сделал свой предмет настолько понятным и увлекательным, что студенты из других факультетов (биологи, физики, инженеры, итд) валом записывались к нему, хоть им этот предмет был абсолютно не нужен для диплома. Такого я больше не встречал, ни до, ни после.

К сожалению, редкостные уебаны (извините, другого слова нет) из университетской администрации схарчили его не поперхнувшись. Единственного, на мой взгляд, достойного профессора во всём департменте. Tenure (постоянную позицию) ему не дали из за своих дрязг, и он обидевшись ушёл. Мне вообще эти университетские страсти-мордасти весьма фиолетовы, но тут я счёл своим долгом и позвонить в департмент и написать письмо президенту университета, что отныне вместо благотворительности от меня они будут получать лишь половой х**. После я узнал что в примерно таком же тоне высказалось ещё несколько сот бывших студентов. Но, я пожалуй отвлёкся.

В конце каждого семестра возникал вопрос, а что же делать с использованными учебниками? Если очень везло, то находился кадр планировавший брать класс в следующем семестере, тогда продавали книжку ему/ей. Обычно же, со слезами на глазах, тащили всё обратно в университетский магазин где книжки принимали примерно за 10-15% от стоимости. А часто и не принимали, просто говорили «выходит новый тираж. Хотите, забирайте обратно, или вот ящик, складывайте туда.» Ну а когда наступал следующий семестр то. эти самые учебники которые студенты сдавали за гроши, университет выставлял на полках как б/у за 75-80% цены новья, и они раскупались влёт. Бывало что и те книжки что студенты просто отдавали за бесплатно университет тоже продавал (в случаях если следующий тираж к началу семестра не успевал или учитель разрешал пользоваться обоими версиями, тем более что они редко серьёзно отличались).

И вот заканчивается очередной семестр, я с грустью перебираю свою библиотеку, и грустно прикидываю, на сколько же меня отымеют в этот раз. Вваливается Семка и видя мой кислый вид спрашивает:
-» Что дубинушка не весел? Что головушку повесил?»
— «А чего веселиться? Доходов нет, расходы одни. Кстати ты знаешь что в фразе «Студент сдаёт книги в университетский магазин.» студент это подлежащее, а магазин это надлежащее.»
— «Я тоже филолог-любитель.» ухмыляется Сёмка. «А магазин — это местоимения.»
— «Ещё одна вершина философской мысли» хмуро кивнул я.

И вдруг Сёмка как заорёт, аж стёкла задребежжали:
— «Эврика. Кто был ничем, тот станет всем. Мы им ещё покажем мать Кузьмы, почём фунт лиха, где раки зимуют, и почему уж замуж невтерпёж.»
— «Кому покажем? И главное что? Учти, я к эксгибиционизму отношусь с опаской. Согласен на показ лишь в узком кругу ограниченных людей.»
— «Гусары — молчать. Объявляю первое заседание акционеров ЗАО «Рога и Копыта» открытым. Наша цель, нести в массы разумное, доброе, и вечное. Взамен на свободно конвертируемую валюту, конечно.»
— «Цель благая. Всеми низменными фибрами своей души поддерживаю. А теперь, ближе к телу, как говорил Мопассан.»

Тут Сёмка и огласил свой конгениальный план.
— «Смотри сюда. Ты сейчас потащишь свои книги аки Сизиф на Голгофу. Получишь шиш с маслом. Тезис справедлив?»
— «Опыт — великая вещь. И он подсказывает что — да. Готов рассмотреть варианты.»
— «А что если книги . не сдавать.»
— «Сёма, а ты оказывается мазохист-максималист. Предлагаешь пролететь как фанера над Парижем и вообще не получить ни копейки. Мол расслабьтесь граждане и получайте удовольствие.»
— «Именно это я предлагаю. Более того, акционеры ЗАО «Рога и Копыта» немедленно собирают все наличные средства, берут сколько могут в долг и. направляют стопы к университетскому магазину и начинают скупать учебники у страждующего популюса за цену большую чем дают эти университетские крохоборы.»
— «Сёма, ви таки кюшали протухшую рибу? Или молочко било несвежее? Что за блудняк ты предлагаешь? Не только не получить денег, но и отдать последнее и набрать всякого дерьма. Заметь, я готов грызть гранит науки, но здесь я предвижу что буду кушать бумагу вместо пиццы, а это извращение. Дуся, эти условия душа не принимает. Что мы с этими книжками делать будем?»
— «Я тебе уже сказал что ты дурень и уши у тебя холодные. Мы будем ими торговать.»
— «Ага, мы откроем лавку, точнее скамейку, напротив магазина и будем зазывать покупателей «Дэвушэк, дэвушэк, книжка купи. Нэ смотри шо б/у. Книжка пэрсик. Кстати, как тебе мой бархатный баритон?»
— «Ты прав и не прав, мой друг Сократ. Скамейку мы действительно оккупируем. И действительно напротив магазина. Но мы будем лишь покупать книги. А вот насчёт продаж есть такая мысль.» И Сёмка огласил остаток идеи «Довелось мне разок сидеть в тамошнем допре. «

Бриллиантовый дым пошёл по нашей скромной квартирке. Идея была настолько проста, настолько и гениальна. Просто чудо, что золото Клондайка лежащее на поверхности столько лет никто не подбирал. Дрожащей, но уверенной рукой я достал чековую книжку и посмотрел на баланс.
— «Чуть поболе штуки. Это всё что нажито непосильным трудом. Готов внести в виде благотворительности на пользу голодающим. Что скажет купечество?»
— «У меня примерно столько-же. Думаю что наших капиталов хватит что бы произвести фурор в науке и технике.»
— «Мдас. С голым хером на перевес, они штурмом брали собес. Но фер то ке? Отчаянные времена требуют отчаянных мер.»

Назавтра, сложив наши скромные капиталы, взял взаймы складной стол и парочку стульев у соседей, мы расположились у наружного входа в магазин. От руки сварганили объявление, мол покупаем учебники по высокой цене. Какую цену предлагать за какую книжку мы понятия не имели, пришлось периодически бегать внутрь и узнавать по чём учебники принимает магазин. Потом сверху мы накидывали по 5-7 долларов. За книжки что университет вообще деньги не давал, мы давали доллара 3-5, в зависимости от состояния и толщины книги.

Изначально дело шло тихо, но очень скоро узнав что мы платим больше, нас осадила толпа студентов. Несчастный столик прогнулся от тяжести книг. Потом начали складывать под столом в ящики. После просто клали книги на асфальт. Вскоре возмущённые работники магазина выскочили к нам с претензиями, мол какого хрена? Что за самодеятельность? Что за покушения на монополию?

В ответ мы разумно заявляли что вреда от нас нет никакого. Просто мы хотим купить книжки, у собратьев по разуму. И где вообще сказано что это запрещённая деятельность?
— «Хулиганы зрения лишают.» орал Сёмка.
— «А ну, «подайте сюда Ляпкина-Тяпкина.» нагло вторил я.
— «Я буду жаловаться прокурору» вопил Сема.
— «Может пошлём их просто на хер, со всей пролетарской прямотой?» предложил я.

На следующий день мы повторили концерт, а на третий у нас закончились деньги. В итоге у нас оказалось несколько сотен учебников по всем предметам, от античной философии до высшей математики, от химии до квантовой механики. От нашего столика до парковки было метров 50, не больше, но руки мы себе оттянули изрядно. Бедняга субарик Сёмки аж просел от загруженных фолиантов. А как вспомню о перетаскивании этого добра из машины к нам в квартиру на 3-й этаж мне становится дурно, хоть с тех пор прошло почти 20 лет. Зато теперь мы были готовы к битве титанов.

Как уважаемые читатели наверняка догадались мы отнюдь не собирались продавать эти книжки в розницу сидя на лавочке или банально расклеивая объявления. Покупатель у нас был запланирован лишь один. САМ университетский магазин. Как провернуть подобный гешефт? Вот тут я объясню.

Дело в том что когда начинался семестер, первые пару недель всеобщее состояние в университете можно было описать как «дурдом Ромашка.» Студенты записываются в классы и очень часто потом меняют их (по разным причинам). Посему, уже купленные книги им надо сдать и приобрести новые. Всё что для этого надо это простая форма что выдают в регистрационном центре. Её заполняли от руки, указывали какой класс отменяют, какой берут взамен, и сотрудник центра (чаще всего был тот же свой брат-студент работающий за часовую зп и которому абсолютно пофиг) ставил или штампик или закорючку-подпись.

Потрепавшишь и построив глазки девушкам-студенткам мы стали обладателями целой пачки пустых форм. Формы мы заполняли, указывали что меняем расписание и шли с учебниками в магазин.
— «Хочу сдать. Другой класс беру.» твёрдо заявлял я. «Денежку отдайте в рабочие руки.»
— «Дайте я посмотрю» мямлил сотрудник. «Вы брали на кредитку? Или на университетский счёт?
— «За нал конечно.» уверял я.
— «А чек у вас есть?» вяло сопротивлялись магазинщики.
— «Какой чек? Ну не сохранил я, потерял. Но ведь книжки вот они, такие же у вас на полке лежат. Больше их взять неоткуда. Да и по правилам, мы можем их сдавать первые 2 недели без каких либо проблем.»
На этом сопротивление обычно останавливалось и за книги что мы скупили (или даже получили бесплатно) за копейки получали налом розничную цену от магазина. И вот тут уже появился целый поднос с ярко голубой каёмочкой.

В университетском магазине мы появлялись чуть ли не по 3 раза в день, ведь надо было успеть сбыть как можно больше книг. Через пару дней наши физиономии примелькались настолько что продавцы нас приветствовали как родных. Естественно они всё поняли и по инерции сопротивлялись, но у них «не было методов против Кости Сапрыкина» ведь никаких правил мы не нарушали. А посему каждый поход в магазин приносил нам сотни долларов. Конечно все книги сдать мы не успели, кое что магазин отказался принимать ибо эти учебники перестали использоваться, но процентов 80 инвентаря мы отоварили.

Прибыль на капиталовложение превысила все самые оптимистичны прогнозы и зашкаливала хорошо под 600%. Наконец то мы почувствовали себя людьми. В кармане завелись достойные деньги. Работать я не бросил, но уже не был вынужден экономить каждую копейку. Более того, я даже частично выплатил долги за учёбу и позволил себе кое какие излишества. Ну и конечно мы с Сёмкой с нетерпением ждали начала следующего семестра дабы повторить нашу арию на бис.

К сожалению повторный концерт по заявкам телезрителей не удался. Точнее как, учебники то мы скупили, причём в количестве куда большем чем ранее. Но хитрые университетские торгаши объехали нас по кривой. По новым правилам надо было указывать и номер студенческого билета и показывать идентификационную карточку при сдаче книг. Более того, надо было предъявлять официальное расписание до и после замены.

Мы метались как обосранные олени, меняли расписание по несколько раз на дню, но беготня в регистрационный центр и обратно занимала кучу времени. Плюс мы настолько примелькались, что нас тупо начали гнать и из магазина и из центра, еле-еле смогли на настоящие классы зарегистрироваться. Вопрос надо было решать и срочно, ведь на кону стояли достаточно приличные деньги.

— «И снова эврика», огласил Сёма. «Мы одни, в этом наша слабость. Но заграница нам поможет. Есть идеи.»
— «Огласите весь список пожалуйста.»
— «Мы должны кинуть клич, и организовать идейных борцов за дензнаки. На помощь аборигенов рассчитывать не стоит. Их протестанская этика и буддисткий порядок вещей не позволит им участие в нашем гешефте. Нужен свой другой такой-же. А проще, нужны ещё дети Лейтенанта Шмидта.»

Конечно русскоязычные студенты в университете бывали и до нас, но очень редко. Пожалуй лишь в год нашего поступления потихоньку и началось покорение Ермаком Сибири. Если в наш год поступило человек 6 «русских», то к третьему курсу в университете было как минимум человек 25.

— «Позовём тех кого знаем. Заодно попросим их привести тех кого знают они. Ну и объявление в студенческом центре повесим, мол формируется «Русский Клуб.» Не желаете ли преломить хлеб с нами.»
— «А дальше что? Не боишься разгласить ноу хау?»
— «Чего боятся? Для меня это последний семестр.» ответил Сёмка (он окончил универ за 3 года). «Тебе ещё один семестр после этого остался, на твой век заработка хватит. А свой брат эммигрант и сам подхарчится и нам поможет. Это наша дотация в «Союз Меча и Орала.»

Сказано-сделано. Кого могли оповестили, кое-кто объявление увидел. Организовали совет в Филях, точнее на скамейках около библиотеки. Собралось человек наверное 15-18. Сёмка речь толкнул от которой бы прослезились бы камни.
— «Дорогие братья и сёстры, кенты и мочалки, аиды и гои, чуваки и чувихи. Доколе щупальца капитала будут высасывать последние соки из гегемона взымая непосильную дань в виде оплаты за учебники? Есть шанс восстановить историческую справедливость и всем заработать. Схема проста как два пальца, то бишь товар-бабки. Товар наш, время ваше. Доход гарантирован. При делёжке — честный пацанский пополам. Кто согласен, записывайте свои координаты на этот листок. Кто хочет подумать, без проблем. Только не тяните долго кота за бейцы, ибо время, которого мы имеем совсем мало, это деньги которые мы можем вместе заработать.»

Проникновенная речь нашла отзыв и практически все согласились. Всё что требовалось от неофитов, пару раз изменить своё расписание, показать формы вместе со своими идентификационными карточками, и сдать свою долю книжек. Расчёт был после каждой сданной партии. От товара избавились буквально за пару дней к всеобщей выгоде. Конечно наш заработок был меньше чем планировался, но даже при таком раскладе мы всё равно очень прилично заработали.

Как знаток человеческих душ, Сёмка предложил накрыть скромную поляну, благо профита от энтерпризы было прилично. Несколько пицц, куриные крылышки, пиво, и анекдоты — лучший фундамент для объединения пролетариата. Всем понравилось, тем более халява. Пару раз за семестр весёлой компанией встретились, а там и год закончился.

Перед окончанием университета Сёмка мне и говорит;
— «Ты смотри, мы уже народ организовали. Люди как собаки Павлова, к халяве привычные. Их можно смело вести в светлое будущее. Мне в вожди уже поздно, я в магистратуру ухожу, а ты с нашей стаи товарищей сможешь хороший куш сорвать.»
— «С этого момента поподробнее.» заинтересовался я.
— «Да очень просто. На следующей пьянке я тебя в Президенты Русского клуба выдвину. Как обычно «народ безмолствует.» То есть, я уверен, все поддержат. Тем более мы им такой ништяк на следующие семестры подогнали. Зарегистрируешь всех как «Русский Клуб» в университете официально, ведь людей достаточно. А дальше ловкость рук и никакого мошенничества, потребуй бюджет. Я узнавал, универститет достаточно щедро студенческим организациям денежку даёт. Будешь сам сыт и пьян, да и ребятам копейка перепадёт.»

Идею официального «Русского Клуба» все приняли «на ура.» Сёмка рассчитал как по нотам, естественно супротив моего президентства никто не возражал.

Ну а следующий семестр (мой последний в универститете) уже мы встретили во всеоружии, с кучей учебников которые мы организованно сдавали. Одновременно я сделал презентацию в администрации, Клуб официально зарегистрировали. Пожалуй помогло то что мы подбили весь факультет русского языка на лоббизм за нас. Я даже умудрился бюджет в пару тысяч долларов выбить, дескать будем посещать музеи, культурно обогощаться, и даже организуем какое нибудь публичное мероприятие. Одно худо, бюджет лишь на следующий семестр дали, на мою долю не досталось.

Дорогу осилит идущий

Впрочем я и не жалею, мне и заработка с книг хватило. А на следующий семестер «Клуб Детей Лейтенанта Шмидта» зажил уже своей полноценной жизнью. С первых денег организовали большую гулянку в русском ресторане. Даже умудрились отчитатся за это как за «изучение русской кулинарии.» Пару лет меня, как первого официального Президента Русского Клуба звали на всякие встречи, даже ко мне домой несколько раз всей оравой в гости приезжали. Потом потихоньку перестали, тем более я и сам к этому делу с работой и моими разъездами охладел.

Ну а ныне видно Русским Клубом сурьёзные ребята руководят. Всё бело, пушисто, чисто и культурно. Да оно наверное и правильно. И всё же, знали бы они как и для чего это всё начиналось.

Много лет читаю этот сайт, но никогда не писала. А тут две истории попросту душу вывернули. Захотелось поделиться.
Если вы не поняли историю Тракториста, так так и пишите сюда. Скорее всего вы не жили в Советском Союзе и понятия не имеете о настоящей любви. Правильно сказала когда-то женщина о сексе в СССР. Потому что никто, кроме уголовного элемента, не искал физических утех. Главными были любовь, преданность, взаимопонимание, чистота отношений. Вот я учительницей работала, а муж бригадиром строителей. И замуж вышла по любви в 22 года девушкой. Конечно, он полгода на кольца не копил, но мы особо и не шиковали. Сделали небольшую свадьбу на 200 человек в школьной столовой. Всё его и мои родители оплатили. Мы ни копейки не потратили. А как же?! Там ведь родственники с двух сторон собираются, друзья, знакомые. Мы же ходили по разным свадьбам! Как же самому не сделать? Что же мы нищие какие?
Вот до сих пор живём душа в душу. И свадьбу нашу помним. Фотографии время от времени детям показываю. А теперь уже и внукам. Мы на «Волге» ехали. А спереди две «Явы» в лентах! Сзади — два мотоцикла с колясками. И через мост проезжали, и цветы к памятнику Ленину ложили! А как же иначе?
Нам этих ЛондОнов не надо! Сплошной разврат. Вон, пишут, учителя в публичных домах подрабатывают. Чему может научить такой учитель? Нет! Лучше мы будем собирать с родителей деньги на ремонт, но дети будут расти чистыми и светлыми коллективистами, а не стрелять своих одноклассников на переменах и хвастаться сексом в третьем классе.
Мой Коля мог по молодости и выпить, и руки дома распустить. Как без этого? Живой ведь мужик. Но я ни в профком не жаловалась, ни оперу не писала. А эти современные феминистки только и думают, как сиськи по телевизору показать, да нового партнёра найти. А мужу она ни кушать не приготовит, ни майки не выгладит. И только одни развлечения и разные оргии в голове.
Муж заглянул к соседке, а она уже с футбольной командой мстит! А ты пробовала его теплом и лаской удержать? Любовью к детям. Мы, вот, троих подняли. Без котят. А у неё один ребёнок и то не понятно от кого. Как же ж наша страна будет жить через 20-40 лет? А потом ещё обижается, что правительство вынуждено пенсионный возраст поднимать! А как оно должно поступать, если такие фифочки ходят в наши бесплатные садики, учатся в бесплатных школах, оканчивают бесплатные ВУЗы, а колечки и рестораны им в Лондонах подавай. Жили за наш счёт, учились за наш счёт, а когда пришло время что-то для страны сделать, так они на неё мат-с-мехом ложат. Вот это и есть настоящее бл. дство! Забрала всё что смогла у одного и ушла к другому. Потому что у него длиннее фунт стерлингов. Искатели колбасы получше. Во всех смыслах!
Так отдай всё Родине по ценам той страны в которую ты уматываешь и следующее наше поколение будет жить намного лучше и без тебя, и без твоих колечек. А мужики будут в Россию за жёнами ездить и здесь свои деньги вкладывать. Хоть в Крым, хоть в Уренгой, а хоть и в Аляску, которую мы обязательно вернём. Потому что семья и Родина для нас главное.
Худенькая.

История у меня опять будет длинная, кого это напрягает — просто пролистайте. Да и как такую историю коротко написать, чтобы поняли и прочувствовали?
Приношу сразу извинения за возможно слишком натуралистические подробности, но «из песни слов не выкинешь», а если выкинешь, то это будет совсем другая песня.
Вполне отдаю себе отчет, что скорее всего, историю заминусят, и в первую очередь женщины, уж далеко не в лучшем свете выставляются они, да и мужчины тоже. История хоть и про любовь, но очень выпадает из канвы классического, женского любовного романа, но вот такая, как есть, совсем неприглядная проза жизни.

Традиционно на майские праздники выезжаем семьями к товарищу в его загородный дом, километров 70 от Москвы. Шашлыки, баня, прогулки на майском солнышке. что еще надо человеку, соскучившемуся за долгую зиму по весеннему теплу, природе и ласковым солнечным лучам. Женщины в баню пошли первыми и к тому моменту, как мы расслабленные из нее выползли, уже переместились из беседки в дом, забрав с собой бутылки вина, сыры, шоколадки и прочие оливки. Получилось, что мы в беседке остались чисто мужской компанией. Уже стемнело, комары еще не появились после зимней спячки, относительно тепло, сидим, лениво болтаем, умеренно выпиваем и с удовольствием вкушаем вкуснейший шашлык из свежайшей баранины на косточках. Хорошо то как.

До этого переговорили уже обо всем помаленьку, и о погоде, и хоккей с футболом обсудили, и как обычно бывает без женщин — пошел треп о бабах, зачастую с извечным мужским цинизмом.
Тесть товарища (дальше пусть будет Александр Николаевич — АН), возрастом далеко за 60, но крепкий еще мужик, без малейших признаков старческого слабоумия, без какой-либо пожилой неопрятности или возрастного равнодушия к внешности и к жизни, после очередной рюмки чего-то глубоко задумался, но вдруг встрепенулся и говорит:
— А расскажу-ка я вам ребяты историю про любовь с первого взгляда. — мы немного опешили, такой записной циник и матерщинник и вдруг про любовь. да еще и с первого взгляда. Истории от АН мы все обожаем, рассказывает он их степенно, не торопясь, делая иногда серьезные мхатовские паузы, но получается у него так вкусно и с прибауточками, что всегда прямо ждешь новую историю. Но на заказ не рассказывает, просить бесполезно, только под настроение.
Далее с его слов, понятно, что не дословно, но попытался я максимально близко передать, ну и поубирал чутка ненормативную лексику не несущую смысловой нагрузки и значительно сократил излишние подробности, особенно в частности касающейся работы.

Сама история случилась в 1986 году, но начну с более ранних событий, чтобы понятней все было. Жили мы тогда в Омске и годов мне было тогда много меньше, чем сейчас любому из здесь присутствующих, но мужчина был я уже очень серьезный, бригадир, хоть и на шабашке, бригаду свою вот так держал (жест удушения на горле). Подогнал мне эту шабашку мой «лепший» друг, работающий в серьезном министерстве. К таежным лесным пожарам тогда относились не в сравнение ой как серьезно, особенно возле нефтянки, а так как места по таежному глухие и отдаленные, пришла в чью-то светлую голову мысль, чего мы мол вертолеты гоняем, иногда по 400 км. в один конец, надо бы в тайге «площадки подскока» организовывать. А так получается летит вертолет в один конец 2 часа, поработал на точке, в лучшем случае, час и пора уже назад и пожарные расчеты в тайге надолго не оставишь. Глупая потеря времени, ресурса и горючки. Вот такие площадки мы и делали, ну сама площадка под вертолеты, склады под ГСМ и прочее, жилые бараки для летчиков, механиков и расчетов. Работали с мая по сентябрь включительно, иногда захватывая и часть октября. По сдельному договору, а платили замечательно, за сезон выходило иногда более чем по четыре тысячи рублей на брата. Напомню, кто забыл, за такие деньги тогда можно было кооперативную квартиру в Омске взять. А почему так? Да потому, что мы своей бригадой из шести человек делали столько же, сколько тридцать работников из министерства на окладе, плюс к ним нужен начальник, прорабы, на такое количество людей уже, и инженер по ТБ, и врач, не считая прочих поварих и учетчиц. Палатками обеспечь, продуктами, инструментами, спецодеждой и тому подобным, и даже почтой, а у нас все свое, вот и выходило, что с нами намного выгоднее и ответственности почти никакой, случись чего, а у них каждый год ЧП, то драки, то поножовщина с трупами, а уж несчастных случаев.

Но и вкалывали мы будь здоров, по 14-15 часов в день, обычное дело. И условия весьма спартанские. Иногда место такое гнусное, гнуса столько, что и неба не видно. Такой вот каламбур получился. Работа только в накомарнике, в рукавицах и плотной одежде, и это при летней жаре. Так мошкА и под одежду залазила, и бывало так доставала, что здоровые мужики прям стервенели и в истерике бились, особенно в конце мая, пока стрекоза еще не вылупилась. Про Васюганское болото слышали? Так вот, кто не слышал: по площади, как несколько не самых маленьких европейских государств — самое большое болото на Земле. На планете Земля! Бля.

Бригаду сам подбирал, все парни здоровые, рукастые, работящие и спокойные, нытиков и психов не было. Костяк состава за пять лет почти не менялся. Но первый год поехали всемером, так под конец сезона переругались, волками друг на друга смотрели, а все почему? Жрали одни консервы в сухомятку (при такой работе еще и готовить?), в грязном ходили, да в грязи жили, за собой перестали следить, ну и по бабам, мало сказать, заскучали. Мужики все женатые были, а тут вдруг спермотоксикоз полнейший. Участок сложнейший был, да и ляпы по неопытности допускали, которые переделывать приходилось. Двоих тогда пришлось из бригады убирать, убить друг друга готовы были, а с остальными беседы нравоучительные проводить.
Решил я тогда, что так дело не пойдет, надо женщину на сезон в бригаду брать, чтобы еду нормальную готовила, стирала, за порядком следила, ну и услуги оказывала, для сексуальной, так сказать, разрядки. Мужики засомневались, ну где такую найдешь, чтобы всем, носом не крутила и выдержала. А я предложил, давайте регламент пропишем и подпишет каждый, ну, например, один день — только один человек и не больше часа, а в воскресенье гарантированный сексуальный выходной и платить много, почти как полноправному члену бригады. Ну и понятно, без всяких там: в попку, садизма-мазохизма и прочих непотребностей, по котором в тогдашнем УК статьи были. А если пожалуется на кого, хоть бы просто и не помытый пришел — следующей свиданки лишать. Спорили долго, особенно по оплате, но я настоял — давайте попробуем, а если желающих неожиданно много будет, то тогда планку и понизим. А один еще заявил, что мало ему один раз в шесть дней, надо бы каждый, или хотя бы через день.
— А ты ничего не попутал? Мы туда едем вкалывать, как прОклятые папы Карло, а не на пикничок с поебушками. Деньги хорошие зарабатывать, а не развлекаться с телками на пленэре.
Парни дальше раздухарились, посыпались пожелания по возрасту, внешности, что неплохо было бы смотрины устроить, а лучше полную приемку, но я твердо сказал:
— Баста! Выбираю я, и только я, а кого не устраивает, прошу на выход с вещами, иначе кончится все тем, что никуда больше не поедем, будем только спорить и выбирать, еще в городе пересрёмся. А для меня главное, чтобы трудностей не боялась, хозяйственная и готовила хорошо, чистюлей еще чтоб была, а лучше всего деревенская, рукастая, да ухватистая, а не модель с грудью 6-го размера, как некоторые тут запрашивали, так и до пизды поперек размечтаетесь.
Поржали, но на том и порешили.

— Ну и чего опять не нАлито? Всё вас молодых учи да подгоняй, у оратора уже в горле пересохло, а они сидят. — самый молодой за этим столом уже считал до трех, последние года, чтобы полувековой юбилей отпраздновать, но для АН мы все еще молодежь.
— Не-е, мне эту хрень не наливай, пивал я самогон и получше, лей водовку — это АН зятю, когда тот попытался ему налить коллекционный односолодовый виски из вновь открытой бутылки.
— Перехиляем — АН (любит иногда украинское словечко ввернуть, подчеркивая свои корни) чокнулся со всеми и медленно выпил свою стопку, также не торопясь закусил, размеренно пожевал и наконец продолжил рассказ.

За месяц до выезда дал я объявление в газету, что-то типа того: Приглашается на работу чистоплотная женщина в качестве поварихи на полевой выезд в тайгу, на период такой-то, для бригады из 6 человек. Обязанности: организация 3-х разового питания, стирка и поддержание порядка на территории. Оплата от 2000 руб. за сезон, оформление по договору. И телефон указал, чтобы дома не светиться, одинокого родственника-инвалида, который должен был первоначальный отсев производить, в частности по возрасту и встречи назначать. Взмолился он уже через день, убери мол цифру по зп из объявления, телефон бренчит не переставая, даже мужики звонят, согласны хоть на полюс и хоть северным оленем ехать. Так и сделал, исправил на: Зп высокая, по договоренности.
Встречался обычно днем в кафе. Если человек не нравился, короткий разговор, оставьте телефон, а если интересный вариант, то уже чай-кофе, душевная беседа, а сам попутно решал, какую цифру назвать, насколько нам человек подходит и если интересен, то не откажется ли сразу, если мало за такую необычную работу предложу. Наконец, зп объявил, вспышка радости в глазах, а в уме уже щелкает извечный женский калькулятор на что деньги потратит. Пора и к деликатной части беседы переходить, регламент показывать.
— И что, прямо все соглашались? — АН недовольно посмотрел на спрашивающего.
— Нет, конечно, одна из трех-четырех, которым предлагал, а я далеко не со всеми деликатную тему вообще упоминал.

За неделю до выезда было у меня три неплохих, на мой взгляд, варианта. Но первый блин, как обычно. Не брал я раньше женщин на работу, вот и повелся на лесть, ласковый угодливый голосок, да еще и приятная такая хохлушечка 29 лет, с украинским говорком и словечками, наверное, этим еще меня купила. А по факту оказалась нимфоманистая стерва, скандалистка, истеричка и при этом дура и неумеха.

Недели через три, в очередной раз выплюнув подгоревший кусок, очередной каши с тушенкой, и слушая ее визгливый голос, я уже всерьез размышлял, не отправить ли суку домой ближайшим вертолетом, привозящим оборудование и стройматериалы. Но та видно женским чутьем почувствовала, что тучи над ее головой серьезно сгустились, и выбрала единственный, на ее взгляд, верный способ — приняла на себя повышенные блядско-социалистические обязательства. Объявила всем, чего вы мол хлопцы мучаетесь, я готова всем и в любое время давать, зачем нам какой-то регламент. Ну и дура такая, рассчитывала еще таким образом больше денег срубить, но нет, чтобы спросить заранее, оставила вопрос до расчета. А парни и рады стараться, развлечений то в тайге никаких, да и баба, что на ощупь, что на вид очень аппетитная была. Понятно, что получилось все в ущерб работе, а особенно готовке, стирке и порядку. Отпустил я этот вопрос, ну любил я свою бригаду, уважал мужиков, вот и развел излишнюю демократию. Но не рассчитала она кобелиных аппетитов моих злыдней писюкатых и через недели три пришла жаловаться, подвело ее женское здоровье, как объяснила, получилась у нее сильная эрозия шейки матки, ранее не до конца вылеченная. С ее слов, по ощущениям, если кто, когда достает, то словно шпилит в открытую рану, сил мол больше терпеть нету. А чего терпела и молчала, мы то твои охи и дерганья за неподдельную страсть принимали и не звери мы ж какие-то, объяснил я все мужикам, и решили, что на какое-то время объявляется табу на Галкино влагалище. Но та не снизила темпов производства и принятых на себя трудовых обязательств — полностью перешла на ротовую полость. Через какое-то время обратил я внимание на ее лицо, с обметанными губами и застарелыми заедами в уголках рта и категорически запретил пользоваться и этим инструментом. Думаете ее это остановило? Что-нибудь про мануальную технику лингам-массажа слышали? Занимательная, я вам скажу, вещь, самому, грешен, до одурения понравилось. Где только нахваталась? Но когда закончилось всё подсолнечное и сливочное масло, все крема и гели, и увидал я Галку, задумчиво прущую в свою палатку большую банку с солидолом, принял я волевое решение и остановил эту сексуальную вакханалию и буйство плоти, заставил всех и ее, в первую очередь (заверив, что уже точно не выгоню), все-таки вернуться к регламенту. Такая вот спермовыжималка-стахановка попалась.

— Не-е, ну шо такэ, опять вам напоминать и подгонять надо? — АН встал с лавки и потянулся всем телом.
— Слышь, Александр Николаевич, чего-то я не понял, ты вроде обещал историю про любовь с первого взгляда, а тут целой бригадой бабу трахают во все щели, уже которую серию, в сексуального инвалида практически превратили, а взгляда все нет и нет. — задал кто-то, вертевшийся и у меня вопрос. Шутка удалась, засмеялись все, в том числе и АН.
— Ну правда ваша, что-то я увлекся воспоминаниями, это все присказка была, потерпите еще чуток.
Выпили-закусили и он продолжил.

АлоэВера — Интро+Дорогу осилит идущий (Live)

Сезон затянулся, а по приезду, уже в начале ноября, когда я получил расчет, Галина устроила грандиозный скандал с визгливыми криками перед всей бригадой. Она дескать к нам со всей распахнутой душой (в интересном месте получается у нее душа), а мы для нее зажали какие-то жалкие 335 рублей. 2000, если быть точным, которые она хотела сверху от оговоренной суммы, с каждого стерва посчитала. Потом истерика, слезы, поддельный обморок и т.д. — вполне качественный, классический женский концерт. В третьем отделении перешла к угрозам, тут и групповое изнасилование, и милиция, и прокуратура, и женам нашим все расскажет. Короче, пришлось по одному заветному телефону позвонить, чтоб пугнули хорошенько, вроде пронесло.

Понятно, что на следующий год, я подошел к этому вопросу с большой опаской. Но стало получаться, и в этот раз, и последующие два года, брал я нормальных, спокойных, труда и трудностей не боявшихся женщин от 30 до 34 лет, от жизни уже ничего хорошего не ожидающих, с пониманием и философски относящихся к мужскому кобелизму. Соглашавшихся только по трудному финансовому положению, ну и понятно, полные неудачницы в личной жизни. Знаете, про таких иногда говорят: Зарекалась баба без любви ебаться, заебалась баба зарекаться. Обычно на следующий год опять просились, но все мужики были категорически против, свеженького хотелось, ебарям-задушевникам.
В общем и целом, работали нормально, а нарушений регламента, я больше не допускал.

Ну и как водится, расслабился, вальяжным стал, ощутил себя большим специалистом в женской психологии, дергающим за ниточки судеб. А тут, как назло, неделя всего осталась, а нет у меня подходящего варианта, думал уже из старых кого звать.
Пришла, на очередную встречу молодая девчонка, примерно двадцати лет, хотел сразу отказать, не в нашем формате, но чем-то зацепила, стали разговаривать. Студентка, на 3-м курсе, сама из далекой деревни, мать ее поздно родила, одна воспитывала, а сейчас уже на пенсии, а пенсия 48 рублей и болеет. Присылает червонец, каждый месяц, да стипендия 40. А что такое в большом городе 50 рублей для молодой девушки? С голоду не помрешь, но ведь надо еще и одеваться, и на косметику ту же.
— Ну возьмите меня, пожалуйста, я готовлю хорошо, от моего борща все с ума сходят. Сколько вы платите? — и умоляюще так смотрит. Я молчу пока, дальше разговоры разговариваем.
— Знаете, Александр Николаевич, как это безденежье достало, собрались нас в комнате в общаге трое, еще две таких же бедолаги. Было один раз, что три дня ничего не ели, не рассчитали до стипухи, дуры мы, планировать, да растягивать нифига не умеем. Парни еще как-то подрабатывают, ну там вагоны разгружают, или сторожами, а студентке с подработкой вообще проблема. Когда в одном ДК неподалеку появилась вакансия приходящей уборщицы с окладом в 35 рублей, то туда, и наша, и соседняя общаги, чуть ли не в полном составе явились. Я ей про трудности работы в тайге, про гнус, бытовые неудобства, а она мне: Да я ж деревенская, сортир теплый первый раз в 16 лет увидала, я вам и зеленушечки посажу, ну укропчик там, петрушку, лучок, может и редиску с огурчиками. Ну возьмите, пожалуйста, возьмите меня. Ну подожди девочка, подожди. не уверен я, что правильно это будет, хоть и жалко тебя, но не знаешь ты еще ничего. Она вдруг встрепенулась, выпрямилась и как-то зло сказала:
— А знаете, я вор. я однажды кусок мяса украла. В этот день даже хлеба купить не на что было, а пошла к одногруппнице этажом выше, может денег перехватить, или макарон занять, а там из кухни такой запах, кто-то поставил в большой кастрюле бульон варить, сразу полный рот слюны и никого. Я мясо из кастрюли ложкой вытащила, в карман халата сунула и бегом к себе. Там грудинка была, грамм триста, так и сожрали втроем полусырое без хлеба, макая в крупную соль. но это лучше, чем с армянами по кабакам. — замолчала. Хм, был похоже негативный опыт, подумалось мне. Заказал я обед, ладно, покормлю хоть, ну и 200 коньяку.
— А не боишься одна с мужиками в тайгу? — надо потихоньку отговорить, не обижать категоричным отказом…
— Ну вы же мужчина строгий и правильный, я же вижу, в обиду не дадите — вот черт и не возразишь толком.
— А институт как же? Летнюю сессию ведь не сдашь.
— А ерунда, решу как-нибудь или академ возьму. Денег подзаработаю, да восстановлюсь, знаете, как жизнь такая на грани нищеты надоела? Наверное, не хотите брать, думаете молодая слишком, к мамке проситься начну. Да сильная я, ничего не боюсь. — погрустнела.
— А парень у тебя есть?
— Нет. Вокруг моральные уроды, маменькины сынки, да козлы одни, дальше койки фантазии у них не распространяются — не выдержал, отвел взгляд от этих умоляющих глаз.
Начал я ей про бригаду рассказывать, что парни все у меня хорошие, все славяне, женатые. Тут слукавил немного. Второй год работал у меня Сашка, молодой еще пацан, двадцати одного года. Отличный парень, веселый, но пахал как вол, или, как модно сейчас говорить, как раб на галерах, и руки откуда надо растут, и голова светлая, четвертый курс строительного ВУЗа заканчивал. Рассказываю, что в тайге сухой закон у нас. И опять немного лукавлю. Выдавал я по воскресеньям к обеду (после уже не работали), литр спирта из заветной фляги с замком, и больше ни-ни, как не упрашивали. И вдруг поймал себя на мысли, что уже я уговаривать начал. Девчонка, далеко не красавица, но лицо чистое, глаза крупные, зеленные, пухлая нижняя губа придает лицу немного наивное, детское выражение, но притом вся такая ладная, опрятная, женственная. Ну знаете, как пел Юрий Лоза: » И от мыслей энтих, чтой-то поднимается, не в штанах конечно, а в моей душе. «

— А вообще я считаю песню «Над деревней Клюевкой. » шедевром, лучшим примером стёба, или, как сейчас говорят, троллинга над популярным тогда славянским псевдофолькролом, ну кто помнит, сябры всякие и прочие малиновки. Кто не помнит песню — послушайте, только без дурацкого видео, иначе текст теряется. И Лоза тогда другие песни талантливые писал. Куда что делось?
— Теперь он бло-о-огер — издевательски потянул АН. — Такую херню пишет, аж стыдно за человека. Мда. ушла муза, бывает. ушла насовсем, так хоть бы не позорился под старость лет. Да ладно, бог ему судья.

Дорогу осилит идущий….

— Александр Николаевич, ты бы не растекался мыслью по древу, так и до рассвета не дорасскажешь. — перебил зять.
— А с рассветом это вопрос не ко мне, а к нашему долбанному правительству, сами запутались и всех запутали с этим переводом часов. Зато теперь в Подмосковье в мае темнеет в восемь вечера, но светает уже в три — разозлился АН.
— Николаич, это ты что ли влюбился? Поясни народу. — я попытался вернуть его к истории.
— Тьфу, придурки. У меня тогда жена уже третьего носила, кака-така любовь. Ладно, рассказываю дальше, попытаюсь покороче, но прошу не перебивать.

Аленка выпила рюмку, поела, раскраснелась, а когда я цифру назвал (даже больше чем планировал), то чуть не задохнулась, уставившись на меня широко открытыми глазами. Но это не всё еще девонька, на возьми, регламент почитай. Прочитала и глубоко задумалась. Откажется, подумалось мне, пошлет и еще и по лицу даст, так и надо мне, старому пердуну, понимал же сразу, что не то.
А она вдруг говорит:
— Это что получается, примерно по 15-20 рублей за час выходит? Я согласна.
Теперь уже я на нее уставился, в таком ракурсе я никогда раньше этот вопрос не рассматривал. Ой, не проста ты девонька, ой не проста. Чего ж тебе в жизни повидать пришлось? Она поняла, что ляпнула лишнее и густо покраснела. Краснеть не разучилась, это хорошо, это просто замечательно.

Договорились на завтра съездить в венеричку к знакомому доктору, чтобы анализы взял и проф. осмотр, так сказать, провел. Сказал, какие вещи надо купить, и чтобы противозачаточные таблетки принимать начинала, не привыкли мы пользоваться в тайге резинотехническим изделием № 2, ну и дал я ей на это 50 рублей, типа подъемных, но скорее, чтобы совесть заглушить, в глубине души надеясь, что не придет. Пришла.

Летели тогда самолетом до Сургута или Нижневартовска, вот бля, не помню уже, куда за день я отправил Саньку, чтобы подготовил инструменты и другое барахло, которое мы хранили там в съемном гараже. Дальше грузились и вертолетом до места. Мужики мои, Аленку увидав, хвосты распушили, так и вьются возле, а она скромно так, глазки потупив, ни на кого не смотрит, лишь односложно отвечает на прямые вопросы. А я уже не нарадуюсь, какой я молодец, такую деваху парням подогнал, явно всем понравилась. Один Санька не вьется, сидит в сторонке, но тоже глаз не сводит, а когда встречается с ней глазами, то как-то пятнами идет. Не обратил я тогда на это особого внимания, ну молодо-зелено.

Не всегда получалось в нужном месте высадиться, иногда за несколько километров до нужной точки и бывало с зависшего невысоко вертолета груз выбрасывать и прыгать приходилось. В первый день всегда суеты много. А место оказалось хорошее, на бугорке, под ветерком, не очень густо растущая лиственница с кедром, бурелома почти нет, ручей метрах в трехстах. Все повеселели, работают дружно, а я хожу места выбираю, где палатки ставим, где туалет копаем, а вот здесь летний душ сделаем, чтобы вода по небольшой ложбинке уходила. Может колодец не копать, а с ручья шланг кинуть, закажем летунам, а потянет ли наш насос, надо бы по карте высотные отметки прикинуть. А Санька недалеко крутится, все на глаза попадается, поговорить что ли хочет? Уйди, не до этого сейчас и так голова пухнет.
А Аленка молодец, уже, и дров натаскала, и в груде тюков котелки и посуду отыскала, и воду принесла, надо бы похвалить. Основную массу тюков и коробов привезут позже, когда стволы свалим и хоть какую-то площадку организуем.
Вот уже и палатки стоят, окопаны по всем правилам, и навес над кухней сделали, и у Аленки варево подходит, скоро ужинать будем. Мужики подтянулись, мол Николаич, ты забыл, что ли, жребий пора бросать на очередность. А Сашка все кругами ходит, словно места себе не находит. Подписал я шесть бумажек цифрами с одного до шести, свернул в комочки да в кепку — подходи по одному. Сашка ломанулся, как молодой лось, чтобы первым тащить, мужики аж заржали, типа вот, как не терпится. И был на его стороне бог, или не знаю, как это назвать — вытащил он бумажку с номером один и аж запрыгал от радости, издав ликующий крик. Серега, которому достался шестой номер, заметно расстроился и начал всячески подъебывать Саньку. Ты мол не слышал, а Николаич себе право первой ночи объявил, так что гуляй Саша, ешь опилки, он директор лесопилки. Но Сашка никак не реагировал, и похоже не слышал вовсе, лишь тупо и блаженно улыбался.

Мне в первую ночь на новом месте, как обычно не спалось, в голове куча мыслей, с чего начинать, что, да как, еще и от Аленкиной палатки всю ночь ахи, да охи, дорвался стервец. Ух, и втащу я завтра Сане, да и Алене тоже, за нарушение регламента.

От Донецка до финала Лиги Чемпионов | Зинченко | Дорогу осилит идущий #7

А утром выползли они из палатки с счастливыми лицами и опухшими губами, и увидел я, как она на Сашку смотрит… Знаете небось все, как влюбленная женщина на своего мужчину смотрит, из глаз словно поток света идет, так они светятся. Вот еще проблема нарисовалась, я аж сплюнул от досады, а Сашка меня глазами нашел и попросил отойти в сторонку для разговора.
— Ну это, значит так… Короче, Любовь у нас… Большая и Настоящая, и больше никто к Алене не подойдет – сперва чуть помявшись, но потом твердо заявил он.
— Ты давай это, сейчас не заводи бучу, вечером после работы соберемся и все обсудим. Без Алены, по-мужски. Бригада мы или где? А пока ни говори никому и ничего. Договорились? – оттянул я проблемный разговор на вечер, потому что и самому надо было подумать. Убирать обоих с бригады? – плохо, впятером точно объект не сдадим, а оставлять их в бригаде, по Сашкиному варианту, еще хуже, парни уже на Алену облизнулись, а тут каждый день перед глазами будет, ревность коллектив убьет на раз. Убирать одну Алену? Тут уже, и Санька, и я кругом виноваты, каюк авторитету. Так и ничего не придумав, решил сперва послушать, что мужики скажут.

Вечером, отправив Аленку мыть посуду к ручью и пока не позовем, не приходить, расселись возле костра. Слово предоставлялось, как обычно по старшинству, так что первый сказал свою горячую речь Александр. Из остальных ничего нового никто не сказал. Сказали, что дурак ты молодой Сашка, жизни не нюхавший, что будут у тебя еще в жизни, нормальные девки, а эта и Крым, и Рим прошла, образно выражаясь, раз поехать согласилась. И напомнили, что и он, и Алена регламент подписывали, а теперь на попятную? Что же ваше слово тогда стоит? Саня пытался возражать, мол, когда подписывал, Алены еще в глаза не видел. Ага, а она, тоже тебя не видела, но на шестерых мужиков подписалась? А ты сейчас только о себе думаешь, а о бригаде? Нам то, что делать, сам знаешь мы не из таких, чтобы друг дружку и деньги в кружку, и Дуньку Кулакову гонять не солидно нам, как подросткам прыщавым… Говорили долго, по несколько кругов, но толку…
Отправил я Саньку помочь Алене посуду принести, а сам мужикам высказал свои мысли и резоны, про то, что непонятно, что нам вообще делать, какие варианты есть еще? Сашку мы не переубедим, да и Аленка про регламент теперь и слышать не захочет.
Предложил я тогда, отложить решение на несколько дней, пусть перебесятся, пупки сотрут, а Сашка и еще что-нибудь, может пройдет тогда их сумасшедшая влюбленность и одумается Саня, а вы потерпите, позавчера только с жен слезли, злоебучие вы мои. Так Сашке и сказал, мол отложили решение на несколько дней.

Но не стали они ждать несколько дней, под утро тихонько ушли в тайгу, послушал видно тогда Александр коллег, понял, что не достучится до наших душ со своими чувствами и принял решение, увести Аленку с глаз подальше. Ну, понятно, не как Адам и Ева ушли голышом, взяли и вещи, и палатку со спальниками, и продукты, и посуду, и топор, и даже небольшую двуручную пилу. Поискали мы их в округе, да бестолково, а до ближайшего жилья по прямой считай 300 км. будет, через тайгу. Подождал я еще сутки, да сообщил по рации о пропаже, без подробностей конечно. Просто – поссорились со мною, обиделись и ушли. Прилетал вертолет, покружил в окрестностях, сказал я летчикам тогда еще про пилу двуручную, что может Саня планировал до реки, ближайшей дойти, да плот сделать и на нем до жилья сплавляться и попросил еще над реками пролететь. Ничего… А мы даже направления не знаем, тут в подмосковных лесах, каждое лето десятки людей теряются, блуждают сутками, а там бескрайняя тайга…
Короче, сгинули они.

Работа дальше у нас совсем не заладилась, да еще расценки снизили задним числом, может из-за Чернобыля, случившегося в том году, может еще по каким причинам, но объект мы не доделали и уже в июле дома были. Бригада развалилась, видимо все подспудно свою вину, в произошедшем, чувствовали, и видеть друг друга не особо хотели, чтоб не бередить. Следователь нас один раз опросил и на этом всё. Я к Сашкиной матери несколько раз заходил, разговаривал, как мог успокаивал, да подкидывал денег и потом еще больше года звонил, теплилась у меня надежда, что объявится сынок. К Аленкиной тоже съездил, а ее оказывается еще в июне похоронили…

Дурак я старый, тогда не старый еще был, но все равно мудак. Не разглядел, не понял, не прочувствовал. Большим начальником себя возомнил, знатоком человеческих душ…
А недавно приходили они ко мне во сне, Сашка с Аленкой. Молодые, веселые, смеются…

АН отвернулся, издал какой-то звук, то ли вздох, то ли всхлип, махнул рукой и ушел по дорожке в темноту…

Курс копирайтера. Введение от В.Головченко, ч.2 – Дорогу осилит идущий! – история из жизни.

Все сразу дружно засобирались спать, даже традиционную крайнюю уже пить не стали, да мне и не хотелось тоже. Обычно после бани и выпитого засыпаю почти мгновенно, а тут сна нет ни в одном глазу, все эта история не дает покоя. Отчего-то вспомнился рассказ Чейза «Мертвая яхта», который читал чуть ли не тысячу лет назад, ну, а почему нет, с матерью сыну всегда можно договориться, что она будет говорить, может это и есть скрытый «happy end» для Сашкиной и Аленкиной «love story»? Непонятно правда зачем, очень маловероятно, но почему все-таки нет? Тогда необходимо думать и верить, что всё именно так и было, и до АН утром эту мысль донести. С тем и уснул.
А под утро у АН случился сильный гипертонический криз (первый раз в жизни) и его увезли на скорой в больницу.

Сейчас уже он выписался и дома, надо бы заехать, поговорить по душам, убедить в возможности и правильности моего варианта, чтобы успокоился уже старик…
Но все как-то не соберусь…

В 2002-м году я был совсем молод и беззаботен, недавно вернулся со срочки и все мои мысли были только о том, кому бы присунуть. Или посмотреть как это делают другие.
На глаза попалось объявление в газете: «Веб-студия приглашает на работу моделей секс-чатов и переводчиков с английского».
Моделью быть не особо хотелось. Чо я проститут что-ли. А английский я знал чуть больше, чем Савелий Крамаров в «Джентльменах удачи». Но чем чёрт не шутит — позвонил. Женщина поверив, что я владею «разговорным английским», с радостью пригласила работать в тот же вечер. Куда я и попёрся, прихватив карманный переводчик english-русский-english ещё советского издания.

Дорогу осилит идущий — Катарина Файзель

Местом работы оказалась убитая двушка с продавленным диваном и веб-камерой напротив, подключенной к компу с интернетом.

Женщина-хозяйка этого бизнеса, порывшись в тумбочке, поохала что модели Машка и Наташка стырили два дилдо, необходимые для работы, но хоть оставили поролоновый фаллос и значит можно работать. «Моделями» были два худеньких прыщавых паренька с ярко выраженным как у меня спермотоксикозом, и одна девушка вполне модельной и ебабельной внешности, непонятно как и зачем заглянувшая на наш огонёк. Хозяйка на пальцах объяснила в чём заключается моя работа и убежала из «студии».

На компе был загружен сайт с кучей фоток порно-моделей. Над каждой(ым) светилась сумма в баксах за минуту видеообщения с ними. Самые дешёвые начинались от пяти баксов, и это был наш случай — прыщавые пацаны и продавленный диван не стоили больше. На скорую руку я сделал фотки презентации, решив компенсировать нашу убогость акробатическими этюдами, недавно подсмотренными в импортных порнофильмах. Пацаны и девчонка быстро разделись и под смехуёчки я наклепал дюжину фоток от которых должен был возбудиться и раскошелиться любой кошелёк.

Пока суть да дело, пацаны рассказали что основной клиент это американцы из офисов, у которых когда у нас поздний вечер, как раз конец рабочего дня и за стоимость чашки кофе можно расслабиться с нами и передёрнуть затвор перед возвращением домой:) И что кроме россиян и этих «долбанных румынов-конкурентов» других предложений на этом рынке услуг нет. До других стран третьего мира прогресс в виде широкополосного интернета ещё не докатился.

Первым клиентом стал чел, захотевший чтобы на мальчиках были надеты panties. Советский словарь не знал такого слова, но его знали мои «модели». «Хочет чтобы мы надели женские стринги» — ответствовали пацаны. Девчонка развела руками, сказав что у ней с собой только кружевные трусики в количестве одна штука, и то в её планы не входит отдавать их на чужие мужские жопы. Я напряг мозг и предложил пацанам: «Давайте закатывайте труселя в ягодицы так, чтобы издалека было похоже на стринги, авось прокатит!». Пишу клиенту — стринги, то есть panties, будут, давай плати, покажем. Пацаны закатывают труселя по самое очко, крутят жопами, клиент доволен, но хочет большего — «Let’s go», пишет — «хочу чтобы один подолбил другого, не сымая труселей». И это несмотря на то, что тут же, на одном диване с пацанами, сидит нагая девушка-красавица. Голубых кровей клиент.
У пацанов на этот случай наготове поролоновый дилдо. Они мне объясняют, что камера настолько ужасна, что отличить поролоновый хуй от настоящего не сможет ни один извращенец. А поролоновый ещё и хорошо сжимается, поэтому налицо полный эффект глубокого проникновения без этого самого проникновения. А если всё делать по настоящему, то настоящий хуй не так красив, как поролоновый, да ещё и огребёшь вензаболеваний и ну его нафик.
Пацаны долбят друг дружку поролоновым хуем, я офигеваю. Девушка комментирует, что то ли ещё будет.
Как в воду глядела — следующий клиент требует собаку. Дога. И чтобы у девушки был секес с догом. Где он на наших фотках увидел дога? Тут моя фантазия заканчивается, клиента посылаем в даль. К собакам.

Дальше косяками пошли «нормальные» американцы — классика (поролоновый член уже наготове), минет (тоже поролон в ход. Но не в рот, а за ртом, по щеке туда-сюда — и кто там разберёт, что пацан на пару сантиметров «промазал» вбок). Всем весело, баксы капают на счёт хозяйки, пацаны тискают девушку-красавицу, я смотрю и угораю, поручая им то потереть членами друг об дружку, то пошлёпать ими девушку по попе (пусть даже никто об этом меня не просит).

Через неделю я уже наблатыкался по-американски. Узнал, что слово «Дик» это не только краткая форма имени Ричард, но и наш поролоновый коллега. И ещё много других слов, отсутствовавших в советском словаре.

И я решил что пора с этой темой кончать. Девчонок на эту «работу» найти было катастрофически тяжело, косяками шли одни парни. Голубинная тема была мне чуждой, оплаты не было. И несмотря на жаркие протесты хозяйки, я завязал со своей профессией переводчика:) В течении целой недели!

Один день альтернативной женщины.

kobah
26 августа, 2022

«Смеяться право не грешно, над всем, что кажется смешно», сказал, в то время еще молоденький, тридцатилетний Карамзин.

8:00. Проснулась, потянулась. Хотела прижаться к мужу, но вспомнила, что я же феминистка. Хрен ему, пусть сам прижимается! Для закрепления своего статуса свободной женщине громко газанула под одеяло и помахала им.

8:15. Спит, сволочь!

8:22. Выставила из под одеяла ногу, полюбовалась густыми, черными волосами. Выставила вторую. Любовалась двадцать минут. Подумала – кроме признака свободной женщины, волосы еще качественно скрываю кривизну. Решила – буду дальше отращивать.

8:42. Пошла на кухню к холодильнику. По дороге кот замурчал, потерся об ногу. Сексист паршивый! Встала на карачки, потерлась об кота. Пусть знает!

8:44. Открыла холодильник, смотрю, пачка сосисок, которые вчера купил муж, лежат на персиках, купленных мной. Сексизм, мизогиния и гендерная провокация налицо! С удовольствием изрубила сосиски ножом и раскидала по холодильнику. Пусть знает!

8:50. Пошла в туалет. Феминизм форева! Попробовала отлить стоя. Где тряпка, что бы вытереть с пола эту лужу?

8:55. Намазала пол около унитаза маслом. Пусть грохнется и тоже сидя оправляется.

9:00. Залезла в душ, помылась мужским шампунем. Обратила внимание на полочки, которые муж прибил чуть пониже, что бы мне было удобно. Сексист проклятый! Оторвала полочки.

9:20. Вытерлась полотенцем, обратила внимание на расцветку – ромашки, лютики. Фууу, мерзость какая. Сексизм налицо! Разрезала полотенце ножницами, выкинула в ведро. Вспомнила, что это его полотенце. Немного посмущалась. Но ничего. Пусть знает!

9:25. Подошла к зеркалу, подняла обе руки. Ах вы мои кустики-репейнички подмышками! Полюбовалась.

9:26-9:29. Исступленно пердела в ванне, показывая, что не только им это можно делать.

Дорогу осилит идущий!

9:30. Открыла дверь в ванне ,что бы проветрить.

9:30-9:45. Откачивала упавшего в обморок кота, который зашел в ванну и глубоко вдохнул. Пусть знает!

10:00. Вышла из дома. Стараюсь шагать пошире, что бы все видели твердую и уверенную поступь независимой женщины.

Дорогу осилит идущий. Взгляд каббалиста

11:00. Опоздала на работу на два часа. Пусть видят, что не только им можно опаздывать.

11:15. На совещании специально села в центр и раздвинула по мужски ноги. Пусть знают! Иногда почесывала волосы на правой ноге привлекая внимание к своей независимости.

12:00. Спустилась в курилку. Продолжаю почесывать ногу. Блин, что она чешется?!

12:03. Закурила сигарету, загнала ее в левый угол рта. Залезла пальцем в нос, достала козявку, скатала в шарик и щелчком запустила в стену. Бинго! Она прилипла. Эти яйценосцы сразу убежали вон. Чувствуют независимую женщину!

12:45. Собиралась на обед, как какой то оголтелый сексист из новеньких, предложил пообедать вместе. Вот наглец! Остальные, которые работаю давно, забились в угол. Смотрят, шушукаются. А этот так смотрит на меня, ну точно совершает умозрительное изнасилование! Ударила дыроколом.

12:46. Сам дурак психованный!

12:47. Пропал аппетит. Да что же она так чешется?!

12:50. Все ушли на обед. Чешу ногу, нюхаю свои любимые репейнички. Я вам покажу гендерные отличия и неравенства!

14:00. Болит голова. От репейничков, что ли?

14:15. Вызвал начальник. Назвал «милочкой», попросил больше не делать ошибок в отчете, который он на совете директоров зачитывал. Сексист! Мужлан! Высказала все, что думаю об самовлюбленных членоносцах!

14:20-14:50. Орал на меня матом, называя мужскими и женскими глаголами. Рада до невозможности! Наконец то он стер все гендерные различия и увидел во мне человека, а не объект удовлетворения своей похоти!

14:51. Да что же она так чешется?!

15:00. Мужланы пригласили пить чай. Отказалась. Опять будут пялится на мои волосатенькие кривульки и мечтать предаться со мной похоти. Сволочи!

16:00. Исправляла ошибки в отче… Да что же она все чешется.

16:20. Сходила, покурила. По дороге открыла настежь дверь в мужской туалет. Услышала оттуда возмущенные крики. Эта лучшая музыка! Не только им можно «как бы случайно» заходить в наш туалет. Пусть знают!

16:30. Что значит «сделай кофейку»?! Прислугу нашел? Димон сделает? Да, я буду кофе.

16:45. Ах ты сволочь сексистская! Ты думаешь, я понимаю, ЗАЧЕМ ты ТАК карандаш в точилку вставляешь?! Намекаешь, сволочь похотливый! Ага-ага, «только карандаш поточить, ничего более»… Знаю я вас!

17:00. Подошел этот, который с лейкопластырем во весь лоб после дырокола. Приглашает поужинать. Не злопамятный, это хорошо. Говорит, ему нравятся небритые тетки. Это тоже хорошо. С одной стороны. А с другой домогательство налицо. Пока для себя не выработала линию поведения с ним, на всякий случай опять врезала дыроколом.
17:30. Проводили скорую, увозящую неудачника. Пошла домой.

18:00. Какой то наглец пытался уступить мне место в автобусе. Пожалела, что не взяла с работы дырокол. Хотела пнуть его в яйцехранилище, да он во время повернулся спиной. Оказывается он просто на этой остановке выходил из автобуса. Все равно сволочь!

18:01. Раз не мне уступили место, то с чистой совестью на него села. Чесала ногу, думала о несовершенстве мира.

18:30. Пришла домой. Кинула пальто. Раскидала носки. Копнула в носу. Неглубоко, правда.

18:40. Где? Где все? О, записка.

18:42. Значит «ушли с котом искать женщину»? Ну-ну… Мне и без вас хорошо.

Документальный фильм «Дорогу осилит идущий»

18:50. Мляааать! Какой …. намазал пол маслом?

23:00. Алло! Да, пришла, вас нет. Нет, не скучаю. Вы мужики все одного хотите, унижать и бесплатную прислугу! Ты мне гендерные различия сотри давай, без всяких там «солнышек» и «зайчиков»! Такое суровое, гендерное равенство! Что значит, не дашь? Я имею право! И хожу, в чем хочу. И волосею, где хочу! Мохнатые ноги и подмышки, между прочим, это признак независимости! Причем тут «эстетичный вид»? Что значит «ты бреешься, что бы мне нравится»? И маникюр для меня делаешь? И одеваешься красиво для меня? И живешь тоже для меня? Ха-ха! Ну, ты и тряпка!

Дорогу осилит идущий

23:30. Выставила из под одеяла ногу, полюбовалась густыми, черными волосами.… А может…

23:32. Где там был бритвенный станок?

Кстати, строка процитированная в качестве эпиграфа взята отсюда:

Кто муз от скуки призывает
И нежных граций, спутниц их;
Стихами, прозой забавляет,
Себя, домашних и чужих;
От сердца чистого смеется
(Смеяться, право, не грешно!)
Над всем, что кажется смешно, —
Тот в мире с миром уживется
И дней своих не прекратит
Железом острым или ядом…
Н.М. Карамзин.

А вообще, как я понимаю, существует три вида фе.
1. Классический феминизм – равноправие во всем. (Хорошо)
2. Параноидальный феминизм – вокруг одни сексисты и абьюзеры. (Смешно)
3. Экстремистский феминизм – мужики низшая ступень развития. (Противно)

Сегодня вечером, 30 марта 2022 года, начинается еврейский праздник Песах. Восемь последующих дней евреи будут отмечать событие которое произошло три с половиной тысячи лет тому назад — избавление от египетского рабства. Одно из важнейших предписаний этого праздника – есть вместо хлеба пресные лепешки из незаквашенного теста, так называемую мацу. Казалось бы, сделать мацу несложно и самому – всех ингредиентов там мука и вода. Но за тысячи лет ее изготовление обросло таким толстым слоем ритуальных деталей, что верующие евреи предпочитают покупную, испеченную под наблюдением раввина.

После революции 1917 года в России всегда были трудности и с едой, и с религией. В случае мацы они перемножались. Есть множество историй, как трудно было достать пасхальную мацу и как ее все-таки доставали. Одну из таких историй мне рассказал мой дед Аврум Шойл. А я расскажу ее вам.

В 1938 году главой любавических хасидов был раввин Леви Ицхак Шнеерсон, человек абсолютно непреклонный в делах веры. В стране гулял Большой террор, народ влачил полуголодное существование, а раввин Шнееерсон поставил перед собой задачу испечь к Песаху безукоризненно кошерную мацу и в таком количестве, чтобы ее мог купить каждый желающий. И своей цели он добился. В тот год верующие евреи из всего Советского Союза ехали за мацой в Днепропетровск, где жил Ребе, и никто не вернулся домой с пустыми руками.

Где он умудрился достать несколько десятков тонн белой муки так и осталось загадкой. Были слухи, что ее прислали из Америки, но точно этого никто не знает. Зато все знали, что согласовывать доставку муки и выпечку мацы в большой городской пекарне он неоднократно ездил в Харьков, который тогда был столицей Украины, и даже в Москву, где встречался со всесоюзным старостой Михаилом Ивановичем Калининым.

В следующем 1939 году раввина Шнеерсона арестовали по обвинению в антисоветской деятельности. На первом же допросе следователь со значением задал ключевой с его точки зрения вопрос: «Как вы смогли организовать выпечку огромной партии мацы для религиозных нужд в нашей стране, где отпуск муки в одни руки ограничен законом?» Глаза у следователя горели. Он уже предвкушал, как расколет этого старого еврея, как выявит и привлечет к делу его сообщников, как раскрутит дело на всесоюзный уровень. Мысленно он уже пришивал новые петлицы на воротник своей гимнастерки. Но Ребе спокойно ответил, что при встрече с Калининым в Москве дал ему взятку, и таким образом получил все необходимые разрешения. Следователь побледнел, долго молчал и больше к этому вопросу не возвращался.

Дорогу осилит идущий

Может быть, именно благодаря этому ответу, раввин Шнеерсон отделался по тем временам сравнительно легко. Он был сослан на пять лет в крохотное нищее казахское село Чиили. До конца срока он не дожил.

Я поздравляю всех верующих и неверующих с Песахом – праздником обретения свободы! На http://abrp722.livejournal.com в моем Живом Журнале единственная сохранившаяся фотография раввина Шнеерсона, одного из миллионов советских граждан, которые обрели свободу только через смерть.

И снова о необычных судебных процессах и забавных исторических казусах в США. Предупреждаю, будет очень много букафф.

История возникновения, развития, и экспансии территории США весьма сложна и запутанна. Сейчас это одна страна состоящая из 46 штатов, 4-х содружеств всеобщего благосостояния (commonwealths), 16-ти территорий, и округа Колумбия, а когда-то это был целый компот из колоний, провинций, и владений Великобритании, Франции, Голландии, Швеции, Испании, России, и индейских земель. Были на территории нынешнего США и независимые признанные государства например Республика Техас, Республика Вермонт, и Королевство Гавайи. Были и непризнанные, но достаточно крупные образования что при определённых обстоятельствах могли бы стать странами сами по себе, например Республика Рио Гранде, Республика Западной Флориды, и Республика Калифорния. Бывали образования и совсем маленькими, но с большими амбициями например Республика Мадаваска или Республика Индейского Ручья. История знавала и совсем экзотические примеры вроде Королевства на Бобровом Острове, Республику Кинни или, моего личного фаворита, Великую Республику Грубых и Готовых (Great Republic of Rough and Ready).

Отношения между различными штатами, государствами, и территориями были очень сложными. Иногда удавалось решать проблемы мирно, но случались и кровавые стычки иногда перерастающие в войны. Ну а чаще всего разногласия решались в судебных процессах которые могли тянуться веками.

Историческая справка:
Остров Эллис — основной пункт приёма иммигрантов в США в 1892-1954 гг. через который прошло более 12 миллионов человек. С 1976 г. музей и национальный парк. Расположен в штатах Нью Джерси (НД) и Нью Йорк (НЙ).

Эпиграф
1) «Чужой Земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим.» (Борис Ласкин, Марш Советских Танкистов).
2) «Это нога, у того у кого надо нога.» (из к/ф «Берегись Автомобиля»).

Жил да был один мужик по имени Терри Коллинз. На работу он ходил, на английском говорил, и вообщем вел мирное и малопримечательное существование. А вот работал он не абы где и не абы кем. Был он парк ренджером на острове Эллис. Несмотря на звучную должность особых звёзд Терри с неба не хватал, даже пожалуй напротив, функционал у него был весьма прост, уборщик-мусорщик.

Один раз в 1992-м году получил он простое задание, избавиться от очередной кучи мусора (с острова отходы не вывозились, их зарывали в отведённом могильнике). Вот уж совсем не понятно как, но факт штука упрямая, в рабочем рвении наш герой умудрился оттяпать себе ногу. Казалось бы — тьфу нога, тоже мне диво. Парков национальных в США много, а ренджеров в них тьма-тьмущая. А конечностей у ренджеров вообще без счёту. Но это нога оказалось очень и очень не простой, даже роковой в некотором смысле.

Бравый парень Терри рассудил просто, ногу мне отрезала машина, значит она и виновата. Но машина вещь железная и бессловесная, её к ответу привлечь очень даже тяжело, а вот компания что её производит как раз ответственность может нести и посему денежку должна выплатить немалую. Он недолго думая подал в суд на компанию Promark Products, ту самую фирму что машину предоставила.

А вот компания рассуждала совсем по иному и тоже, по своему, здраво. «Мы денежки не печатаем. Ежели мы этому бойцу мусорного фронта компенсацию выплатим то оболтусы со всех сторон начнут ноги себе резать. Эдак никаких средств не напасёшься. А коли ещё и до рук дело дойдёт, то вообще кранты. Тогда легче компанию просто закрыть, на всех денег не хватит. Тут глубже смотреть надо. Вины тут нашей никакой нет, просто дают работать на технике разным долбоёжикам. Не обучают их, а нам отдувайся. Фигушки вам деньги просто так платить, баба Яга против.» И Promark Products тоже поступила логично, подала в суд на федеральное правительство что управляет парком, мол не обучили своего сотрудника как следует.

Вот тут-то и загвоздка произошла. Оказывается что законы от штата к штату разнятся и очень сильно. Например НД подобные иски не разрешает (т.е. иски которые как бы перекладывают отвественность), а штат НЙ говорит «пожалуйста». И федеральные чиновники, со своей колокольни, также рассудили здраво, и сказали «Только нам ещё одного иска для полного счастья не хватало. Вы уж извините-подвиньтесь, но судилка у вас не выросла. Ногу мистер Коллинз потерял в НД, так что решайте вопрос как нибудь без нас.» Засим оставим несчастного Терри и его ногу и окунёмся в историю.

С начала 17-го века территория около реки Гудзон принадлежала Нидерландам (колония так и называлась, Новые Нидерланды), но в 1664-м году Англия благополучно эту территорию отобрала. Потом на пару лет голландцы смогли её вернуть, но удержать её от алчных англичан было невозможно. В 1674-м Англия захватила эти земли окончательно, а король, Карл Второй, подарил их своему брату (будущему королю Якову Второму). Яков же раздал земли своим фаворитам которые и основали колонии Нью Йорк и Нью Джерси. Казалось бы всё как всегда, весьма даже традиционно, в духе 17-ого века.

Печаль в том что границы между колониями определили весьма условно и неоднозначно. Стараясь привлечь колонистов, знатные вельможи из далёкой Англии раздавали наделы один за другим, даже толком не вникая в тонкости какую землю и кому они выдают. Очень часто на один и тот же участок могли выписать бумаги управленцы обоих колоний. Это привело к неразберихе и массе судебных исков. Но суд был далеко, в Старом Свете, так что от аргументов в правовом поле поселенцы вскоре перешли к практическим действиям и разгорелась самая настоящая война, т.н. Ньюджерсийская Пограничная Война (NJ Border War).

Мало того что граница на суше была спорной, не менее спорной она была и по реке Гудзону. Какой то мудрец в далёком 1664-м году (когда впервые отобрали территорию у Нидерландов) заявил «границу проложим по берегу реки со стороны Нью Джерси», а не по середине как это было обычно принято. Причина проста, вельможа кто получал колонию НЙ имел больший вес при дворе и таким образом приобрел контроль над основной водной артерией и над устричными отмелями на речных островах. Итак остров Эллис (и другие) благополучно оказались у НЙ, хотя по расстоянию они куда ближе к НД.

С усердием заслуживающим лучшего применения колонисты уничтожали друг друга более 60 лет, почти вплоть до Войны за Независимость. Потом они взяли передышку ибо было ещё с кем повоевать. Когда колонии наконец обрели независимость надо было отдышаться, уж слишком много стало погибших. Затихший было конфликт в 1801-м оживил один из отцов-основателей США, сам Александр Гамильтон, построив пирс на Ньюджерсийском берегу реки Гудзон.

— «Отличненько.» потёрли потные ладошки Никербокеры (прозвище ньюйоркцев), нашей землицы прибыло. Раз он выступает с берега на территорию реки, значит он принадлежит нашему штату. А посему вся коммерческая деятельность с него будет облагаться нашими налогами. Спасибо, дорогой Шурик.»
-«Грабють, без ножа режуть. Ратуйте люди добрые.» заорали ньюджерсийцы. «Давно не воевали? Так мы вам устроим сладкую жизнь.»

Но для начала они подали в суд дабы пересмотреть границу по реке, тем более что коммерческих судов на реке стало больше и ситуация где весь доход шёл в НЙ была явно несправедливой. Да и торговля устрицами была бы неплохим финансовым подспорьем для небогатого штата. Почти 33 года штаты судили друг друга, но в конце концов ситуация всем приелась и в 1834-м году был заключён компромисный договор.
-«Так уж и быть, уговорили,» сказал НЙ, «Мы согласны на границу посередине реки.»
— «Ладно.» подвинулся и НД. » Пускай остров Эллис и ещё несколько остануться за вами.»
— «Отлично. Так и запишем, вся территория островов (то бишь суша) будет у НЙ, а всё что под водой у штата НД. А что бы совсем никому не было обидно, на островах мы построим форты и будут они под нашим управлением и надзором.» сказало федеральное правительство.
На том все порешили и успокоились.

Прошло почти 60 лет и на острове Эллис был устроен пункт приёма иммигрантов. Так как остров был маленький (примерно 1.3 гектара) то завезли землю и насыпали ешё примерно 12 гектаров, тем самым его увеличив. Построили бараки, приёмный пункт, пирс, кухню, небольшую электростанцию, госпиталь, и даже несколько домов для сотрудников. И всё было тихо мирно почти 100 лет пока хрупкое равновесие не было опрокинуто отрезанной ногой Терри Коллинза.

Правительство заявило, «ногу отрезало не на острове что был изначально, а на насыпной территории. А так насыпи не было во времена договора 1834-го года, то значит она принадлежит Нью Джерси.» Но Федеральный Суд, чьё отделение находится в Манхеттане (т.е. в Нью Йорке), не согласился и заявил «договор ясен как день, читайте на английском по белому вся суша — НЙ, вся подводная часть — НД. А сколько было гектаров в давние времина, это дело десятое и забытое.»

Думаете НД съело эту пилюлю молча? Да как бы не так.
— «Жулики.» завопило НД. «Так и знали. Стоило всего на 160 лет отвернуться и здрасте, я ваша тётя. Беспардонно отжали недвижку.»
— «Мошенники.» взвыл обиженный НЙ. «Нет, вы видели эти босяков без шнурков. Договор для них уже не договор.»
— «Грабители с большой дороги. Мало того что у них территории в разы больше, так они ещё и последний грош у сиротки отбирают.» плакало НД.
— «Прохиндеи и бессовестные хапуги.» взбесился НЙ. «Земля была, есть и будет наша. Ясно сказано, ваша территория под водой, вот там и живите. Самое кстати для вас место.»
— «Ах так, да мы на вас в суд подадим.» пригрозило Нью Джерси.
— «Ой, нам уже таки страшно. Испугали ежа голой задницей. Да у нас в штате юристов и адвокатов десятки тысяч, а у вас лишь одни свалки токсичных отходов.» усмехнулся НЙ.
— «Это лишь потому что когда каждый штат получал свою порцию дерьма, мы выбирали свою раньше вас. Будет больно, пеняйте на себя.» И подали в суд.

Инстанция за инстанцией и иск быстро добрался до Верховного Суда.
— «Уважаемые Судьи» вкрадчиво начал НЙ. «Вы посмотрите на этих бесстыжих поцев. Они притворяются Кларой Целкин, но вы то знаете за мокрое и за сухое. Суша она и в Африке суша, а вода она и в Китае вода. В договоре всё ясно, суша наша. А на водное пространство мы и не претендуем.»
— «Тьфу в ваши бесстыжие глаза. Нам таки стыдно ходить с этим НЙ по одному США. Вы же разумные люди. А что если эти шлемазлы захотят и осушат всю реку? Это что, получится им тепло и мягко, а нам снова кушать кугл? Мы за это не согласны.» аргументировало НД.
— «Граждане судьи. Ну посмотрите сами. Неужто вы думаете что хоть кто-либо кто ехал через остов Эллис пёрся в эту ньюджерсийскую дыру. Что бы да, так нет. Когда подплывали корабли все видели перед собой Нью Йорк. И плыли они именно к нам.» убеждал НЙ.
— «Ха, а вы их спрашивали? У нас от возмущения стынут волосы. Вы же видите, они просто заговаривают вам зубы.» возмутилось НД.

Суд пошёл совещаться.
— «Может пошлём их всех в жопу?» предложил один либеральный судья.
— «Да нет, это место уже занято. Мы же уже обещали туда послать защитников прав лиц нетрадиционной ориентации.» напомнил консервативный судья.
— «Блин, как хочется всё решить, ничего не решая.» возмечтал третий судья.
— «О, а это идея.» подхватил Глава Верховного Суда. «Зовите сюда этих балбесов.»

— «Вы делаете нам нервы. Предлагаем ша.» сказал Верховный Суд. «Купите себе кота.»
— «Зачем кота?» удивились штаты.
— «Затем что ему вы будете крутить бейцы, а нам не надо. Слушать вас одно удовольствие, а не слушать совсем другое. Итак, мы назначаем вам арбитра, умный мальчик из хорошей семьи, его зовут Пол Веркиль. Пускай он предлагает решение. А теперь все вон отсюда.»

— «Снова нас разведут как кроликов. Мы слышали за этого Пола. Кто не знает этого унглика из Нью Йорка. Ну что умного он может сказать?» опечалилось НД.
— «Павлуша, наш парень. С ним будет всё чётко.» радовался НЙ.

»ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ»

Пол Веркиль действительно старался. Он всех выслушал и предложил так «По понятиям, конечно землю надо отдать НД. Но, тогда эти 1.3 гектара что принадлежат НЙ будут окружены землёй другого штата, а это не комильфо. Посему предлагаю честный пацанский пополам. Из новых 12 гектар, 10 идут НД, а 2 НЙ, дабы у него был выход к воде. Ну как?»

Возмущению обоих штатов не было предела. Впервые они объединились в неприятии предложения.
— «И это называется решение? И это говорит он, наш Павлик, которого мы вскормили и вспоили. Да за такое решение его нужно на той же свалке закопать. И 2-х гектаров нам для этого не понадобится, уж будьте уверены. Вся земля наша и точка.» взъярился Нью Йорк.
— «Ну что мы говорили, правды искать у профессионального балабола. Да любой шнорер из Камдена предложил бы что-то получше. Может этого шлемазла просто утопить? Или хотя бы ногу отрезать? Вся новая земля наша, до последнего дюйма.» возмущался НД.

Резонанс получился большой и в итоге оба штата отвергли решение арбитра и развернулась газетная шумиха.
— «Может вообще, передать остров какому-нибудь другому штату, ну например Коннектикуту.» поступило предложение в Нью Йорк Таймс.
— «Ха, а с этого момента два раза и медленно. Мы кстати совсем не против.» обрадовался Коннектикут.
— «Пшёл вон пока цел. Эта наша корова и доить её мы будем сами.» опять проявили единство штаты. И снова подали иск в Верховный Суд.

Опять прозвучали те же аргументы что и ранее. Каждый штат тянул несчастный остров на себя и обвинял другого во всех смертных грехах. Наконец Верховный Суд проголосовал и со счётом 6:3, судьи решили отдать всю землю что была добавлена к острову после 1834 года Нью Джерси. А 1.3 гектара ньюйоркской земли оказались окружены со всех сторон. Теперь у НЙ осталось лишь несколько зданий, а границу между штатами пролегла прямо через иммиграционный центр.

У Нью Джерси был праздник. Наконец, после почти 330 лет, земля вернулась в родной штат. Правительство тут же выделило своему новому приобретению почтовый индех, налоговый номер, указало на картах, и под музыку при большом скоплении народа в День Независимости подняло свой флаг на острове. А губернатор напоказ несколько дней щеголяла в новой футболке где жирными буквами было написано, «Остров Эллис, Нью Джерси.»

А что же реально получило Нью Джерси как компенсацию за миллиионы долларов потраченных на юристов? Ведь земля как и была так и осталась в федеральном владении. Если исключить несколько тысяч долларов налоговых сборов с продажи сувениров из музейного магазина, то по сути ничего. Кроме конечно чувства глубокого морального удолетворения, что долларами не измерить. Ведь говорили в старину умные люди «понты дороже денег.»

Сказка.
Жила-была в стране Орла, на среднем ее западе, одна фирма. Занималась она разными околокомпьютерными делами для предприятий: программки разные писала, устанавливала да сопровождала. И была она частью большой компании, с филиалами по всему миру и главным офисом на родине принца Гамлета. Пару десятков лет назад начался у фирмы расцвет, который продолжался лет десять. Но постепенно таких фирм стало много, а денег у клиентов на подобное — наоборот, мало. Ну или, во всяком случае, так они говорили. Последние годы фирма выживала в основном за счет контрактов на годовое обслуживание. Это когда клиент денежки платит один раз, а потом весь год измывается над сотрудниками фирмы, как только может, ибо уплочено. Да и денежки те, по сравнению с прежними-то миллионами — слезы.
И работал в той фирме, ну скажем, Паша. Вы правильно угадали: роду-племени он был отнюдь не навахо, а как раз наоборот. Наш. В конце 90-х Паша приехал в Страну Орла из России: по межфилиальному переводу, как программист. Осел, освоился, в фирме его очень ценили за быстроту и качество работы — никто с ним и близко сравниться не мог. Но при этом по служебной лестнице особо не продвигали — ибо бейсбол Паша ненавидел всем нутром, подлизываться к начальству не умел, и вообще: ну какой из него менеджер, с его-то рязанской рожей? Так что за два десятка лет дослужился Паша до начальника службы техподдержки: по сути, главного программиста, который пашет наравне со всеми, но вдобавок еще и отчеты всякие пишет.
Как дела на фирме пошли не очень, понял Паша, что надо отчаливать. Нашел себе другую фирму, которая пока еще не заменила всех своих программистов на славных сынов Шивы. И зарплата там была побольше. И вот пошел Паша с заявлением об уходе к директору, в пятницу после обеда.
А директор сидит за своим экзекьютив-деск и печалится. Посмотрел на Пашино заявление, головой покачал — ну вот и ты, говорит, уходишь. И правильно, через месяц-другой наш филиал все равно закроют, не приносим мы головной фирме никакой прибыли, а лишь одни убытки. Будут вместо нас разные гупты по скайпу клиентов лечить на своем хинглише.
И надо было Паше дождаться, когда заявление его подпишут, да идти себе — но что-то вдруг у него екнуло. Взял он у директора из рук бумагу: «Месяц, говорите? Ок». Повернулся и ушел, ничего не сказав.
А в понедельник на работу не вышел. И во вторник тоже, и в среду. По законам орлиной страны вообще-то если человек три дня на работе не появляется, и никаких вестей о нем нету, то он считается уволенным. Но в среду — пришел Паша в офис к восьми, глаза красные от недосыпа — и прямо в кабинет к директору. И вот так с порога, без здрасьте-как дела — сразу к делу (а вы еще спрашиваете, чего его по службе не продвигали — политеса ж не знает совсем!). «Знаю я, говорит, что у нас послезавтра истекает срок контрактас А*** — дозвольте я возьму на себя заключение нового договора».
А надо сказать, что эта самая компания А*** была клиентом особо противным даже на фоне всех остальных. И сотрудники ее издеваться любили ну прям изощренно, и при любом поводе платить она отказывалась наотрез, да еще требовала вернуть ранее уплаченное. И каждый раз накануне перезаключения контракта на новый год борзость А*** возрастала геометрически: они таким образом себе еще чего-то пытались выторговать. А еще была у того клиента сильно лютая служба компьютерной безопасности, которая всех сторонних пользователей имела не по-детски при каждом удобном случае. В общем, и не имели б с этим клиентом дела — но головная контора бы этого не поняла. Так что директор махнул рукой и сказал: валяй. Ты ж все равно увольняешься, на тебя все и повесим, если что.
Паша, услышав это, умчался к продажникам. Отдал там нужные инструкции — те аж за сердце схватились. Но, созвонившись с директором, поняли: все так. И сделали как велено.
В общем, ушел клиенту договор на подписание, а в нем — цена обслуживания, против текущей, увеличена в пятнадцать раз. Да еще условия всякие вставлены такие, что клиент за каждый дополнительный чих платить будет ого-го.
Клиент договор получил — и, мягко говоря, удивился. Звонит сразу директору — а тот отвечает, мол, договором занимается наш начальник отдела сопровождения мистер Пол такой-то, давайте я вас с ним соединю. Клиент удивляется еще больше: не привык он, чтоб его так мордой об стол. Повизжал немного, а в конце бросил: мол, ничего перезаключать не буду, даже если вы мне теперь предложите цену в один доллар, и всем расскажу, какие вы плохие.
Ну ладно. Проходит еще день, наступает то самое послезавтра, с которого наша фирма этому клиенту уже ничего не должна. И — ровно в восемь нуль-нуль — опять звонок. Тут уже клиент не визжит, не орет, а просто рычит. Оказывается, пять минут назад все компьютерные системы его славного предприятия — внезапно приказали долго жить. И оживить их никто не может никакими силами. Естественно, клиент подозревает, что наша фирма каким-то боком к этому причастна, и грозит карами египетскими.
А директор ему отвечает: мы бы вам помогли — но, вы ж помните, договора-то нету. А без договора мы может только если предоплата в размере XX тысяч долларов, политика у нас теперь такая корпоративная. И да, вы ж знаете, банковский перевод когда еще идет — так что, может, вы кредиткой? Ну или наличные можем принять.
Клиента от такой наглости, похоже, переклинило. Бросил трубку. Еще через пятнадцать минут — уже другой голос в телефоне. Известная юридическая фирма извещает, что ее только что наняли для защиты интересов клиента, и потому они сейчас же направляют официальное требование, но еще до этого устно настоятельно просят прекратить заниматься ерундой и сделать все как было, плюс заплатить им за труды — тогда, может быть, вас, дорогие компьютерщики, не будут бить очень больно. В смысле сумма иска будет меньше.
Директор опять вежливо отвечает: по этому вопросу свяжитесь, пожалуйста, с нашими юристами. И дает им номер.
А телефон тот — очень крупной адвокатской конторы в Городе Желтого Дьявола. Из тех, что обычно защищают разных политиков и знаменитостей — и берут гонорары, сравнимые с годовой выручкой нашей фирмы.
И дальше идет судебная тяжба: месяц, другой, третий. Директор все это время по офису ходит белый-белый. И на Пашу при встрече глядит очень внимательно. А Паша — ваяет себе программки, как и прежде, да отчеты свои начальниковые сдает как положено. Никуда он не ушел, остался на своем месте, да еще и от зарплаты отказался. Но о последнем только директор в курсе.
И вот, через три месяца — суд выносит вердикт. Никакой вины нашей фирмы в происшедшем нету, авария произошла целиком по вине клиента. Плохо смотрели за своими системами. Соответственно, с них — компенсация нашей фирме за ущерб деловой репутации. Клиент — в шоке, для него вдруг дело оборачивается банкротством. Которое проворачивается буквально за пару недель — и новым собственником клиента становится та самая адвокатская контора из желтодьявольного города, которая его через какое-то время удачно перепродает. Еще интересная подробность: главным доказательством невиновности нашей фирмы стала как раз служба ИТ-безопасности клиента: не смогли они, как ни старались, обнаружить ни следов взлома, ни ни каких-то подозрительных закладок в программном коде. Все было чисто, как слеза ребенка. Дошло до того, что подозревать уже стали саму СБ — и они-то и стали главными сторонниками теории «оно само».
Ну а наш клиент, получив выигранные денежки — стал рассылать всем своим клиентам, у кого срок подходит, новые контракты. Тоже с сильно повышенной ценой обслуживания. И остальные-то — тоже сначала опешили — но потом так подумали. В общем, дешевле выходило согласиться на эти условия. И, главное: все исключительно добровольно, просто везде ж люди сообразительные и понимающие.
А Паша наш — стал вице-президентом фирмы, получил опцион на акции, и даже самый главный начальник из головной принцегамлетовой страны — прилетал лично его поздравить. Потому что такие ценные сотрудники — на дороге не валяются.
А знаете, что ему помогло? Дружба конечно. Ну, во-первых, в 90-е, еще когда Пашка был студентом радиофака политеха — были у него закадычные друганы Колян и Миха, такие же программеры. Вот про них-то Паша в первую очередь и вспомнил в ту пятницу, когда чуть было не уволился. Нашел обоих в соцсетях: те компьютерной стезе не изменили, только занимались теперь такими делами, о которых вслух говорить не принято, и работодатель у них был соответствующий. Но Паше, тем не менее, услугу оказать не отказались — тем более что намекнул им Паша, что знает он одного там президента одной жутко вредной фирмы, что, по слухам, хранит на своем личном компе данные о своих оффшорных счетах. Паша краем глаза это увидел, когда раз пришел тому президенту сломавшийся принтер менять.
А еще вспомнил паша о Юрике и Толике. В те же 90-е они грызли гранит юридической науки в вузе, у которого была одна с политехом общага. А потом решили создать биржу — и Паша им с компьютерами помог. А потом на них бандиты наехали — и Паша смастерил небольшое такое устройство, пославшее главаря этих бандитов в космос, в виде мелких частей правда. В общем, был Паша парнем отзывчивым, а денег за свои труды не брал, все приговаривал: вот вы станете крутыми адвокатами, тогда сочтемся. И Юрик и Толик — стали-таки ими. Только не у себя в Ыйске, и даже не в Москве — а в самом крупном городе Страны Орла, где много богатых политиков и знаменитостей, которым нужна юридическая помощь. Но, что характерно: друзей старых не забыли. И, когда Паша в субботу днем, прямо из аэропорта, после трех часов полета, как был неспавши и немывшись — нарисовался у них на пороге адвокатской конторы — по телефону такие дела не обсуждаются — то выслушали они его, и предложение его приняли. С другой стороны, работка была не сказать чтоб сложная, правда, последний раз они таким занимались еще в России.
Ну а дальше — все как по нотам. Районный судья, к которому попало дело стараниями адвокатов клиента — внезапно взял самоотвод. Вместо него дело взял другой — который клиента знать не знал. СБ, решившая было сфабриковать улики — тоже вдруг резко передумала. Почему так — никто не знает, а те, кто утверждает, что к ним ко всем якобы приходили какие-то странные люди с очень неорлиным типом лица — врут, бессовестно врут. Не было ничего такого.
Вот такая вот история, ребята. Хотя, может и соврал я вам все. Я ж сказочник известный.

Всем тем, кто уже начал ныть, что они будут одни 14 февраля: хватит ныть!! Откуда вы знаете, как сложится судьба? Может быть, вы вообще не доживёте.

Еду в Москву, в кармане опять триста рублей с мелочью, проклятое число, оно так и преследует меня в командировках. Я подумал, что из меня мог бы получиться выгодный сотрудник какой-нибудь организации: мне на командировочные нужно всего триста рублей, хотя кому такой бестолковый работник нужен? Нет, скоро дела пойдут в гору, сегодня звонили из газеты «какой-то там вечерний город», какой именно — не расслышал, но точно российский, вряд ли иностранцы могли бы мною заинтересоваться, хотя, скажем, «Вечерний Берлин» звучит красиво; так вот, сказали что приличный гонорар будут платить, думаю, эдак тысячи три в месяц, если, конечно, каждый день буду писать, плюс с основной работы за мои изнурительные лекции в институте три тысячи пятьсот рублей семнадцать копеек. Итого: если курс евро немного упадет, получается целая сотня в валюте, чем тебе не Берлин. Но я в валюте не храню, сразу биткоин покупаю, на данный момент на счету уже: 0,022 биткоина, курс растет, я в плюсе, кстати, думаю продать, нужно прибыль зафиксировать: два евро пятьдесят пять центов уже имею от цены покупки. Все-таки интуиция у меня есть, я прушный.
Мои мысли о скором финансовом благополучии и счастливом обладании криптовалютой прервал голос проводника: «Как ваша нога, Галина Ивановна? В прошлый раз на перроне упали, вы подлечились?» С этими словами в моем купе оказались три больших чемодана и Галина Ивановна, выглядевшая в свои семьдесят пять лет только на семьдесят четыре. Мужчина, тащивший багаж, получив щедрое спасибо от хозяйки вещей, смахнув пот со лба, тяжело выдохнул и в тут же минуту исчез вместе с проводником. Оставшись один на один со мной, бабушка поинтересовалась: «А вы до Твери едете?» Неужели меня выдало мое провинциальное лицо, и кого я тут обманываю? Но я все равно гордо сказал: «До Москвы!» «Вот и хорошо, тогда вы и поможете мне вытряхнуться», — радостно обрисовала мое ближайшее будущее владелица тяжелых чемоданов.
Поезд тронулся, верхняя полка от вибрации застучала как пулемет, проводник принес кофе. «Я в обкоме работала — финансистом!» — торжественно объявила моя попутчица и, посмотрев на мои ботинки, удивленно воскликнула: «Ух ты! А у вас размер обуви большой. У меня тапочки есть, только я вам дать не могу…» — а ведь она обращалась к человеку почти двухметрового роста. Я учтиво поблагодарил свою попутчицу, подумав: «Вот ведь, вроде человек тебе отказал, а все равно как-то к себе сразу расположил». Войдя таким образом ко мне в доверие, заботливая бабушка не унималась: «Милок, что тут написано?» — полюбопытствовала она, с интересом изучая надпись на шведском языке, украшавшую торец ее полки (наверное, шведы в этом поезде ездят чаще, чем наши соотечественники). Я ответил, что написано на шведском языке, в изучении которого я успехов так и не добился. На что моя пытливая спутница не растерялась и в ответ на мое лингвистическое невежество похвасталась: «Я французский учила в школе, но когда это было. — после чего, разразившись живым, искренним и даже немного злорадным смехом, продолжила: — Кстати, на одни пятерки училась! А вообще все нормально будет, — потирая ближайшее к двери колено, успокоила бабуля, некогда отлично знавшая французский язык, — сегодня же вторник, а это по гороскопу мой день, я верующая!» Тут я совсем успокоился и залез на верхнюю полку.
Внизу что-то происходило, верующая в гороскоп и Павла Глобу бабушка распаковала чемодан и заботливо протянула мне почерневший склизкий банан со словами «Ешьте, а то ведь пропадет». Я человек культурный, отказать пожилому человеку не могу, да и удобства рядом, по коридору до конца и направо, ночью очереди не будет, беспокоиться особо не о чем. Банан канул в мой желудок, оставив после себя только кожуру, тут же превратившуюся в кусок размякшего на солнце детского бананового мыла. Хозяйка испорченного фрукта, краем глаза наблюдавшая за моими гастрономическими потугами, дождавшись, пока я морщась проглочу последний кусок, выудила из чемодана беляш, аккуратно завернутый в салфетку, протянула мне кулинарное изделие и, с улыбкой глядя мне прямо в глаза, сказала: «Ешьте, ешьте, я в чемодане ключи ищу». Утратив волю к сопротивлению, я взял черствый пирожок с мясом, выдавил улыбку и процедил сквозь зубы слова благодарности.
Поиски ключей продолжались. Через некоторое время я получил чудо-йогурт в количестве трех штук, не уступающий в черствости беляшу апельсин, бутерброд с колбасой, бутерброд с сыром, бутерброд с каким-то паштетом — все по одному. Все полученные продукты я покорно съел. Звякнула трехлитровая банка с грибами — под крышкой я успел разглядеть очень толстый слой плесени. В первом чемодане ключи не нашлись, и Галина Ивановна намеревалась продолжить поиски в двух оставшихся. Шансы найти заветные ключи уменьшались на глазах. Интересно, там есть еще продукты и какого они рода и качества? Но, к сожалению, мы этого уже не узнаем. Поезд подошел к станции. Моя остановка, дамы и господа.
«Не уходите, хотите, я вам свои тапочки дам?» — кричала мне вслед бабушка, ограбившая несколько лет назад продуктовый магазин. «Спасибо, бабуля, они у вас тридцать пятого размера, очень вряд ли мне подойдут! Я лучше про вас рассказ напишу».
Выдала меня моя рожа, ну здравствуй, Тверь!

Продолжу пожалуй истории про моего товарища, Петьку.

«Сказ о том как Петька в оперу ходил.»

Несколько лет назад моему другу Петьке супружница прозрачно намекнула «Ты, любезный муж, какой год на дворе помнишь?» «Ну?» «А месяц сейчас какой?» «Месяц я знаю, зачем дурацкие вопросы?» «А следующий месяц какой будет?» «Е-моё, Танька, не нервируй меня. Чего надо?» «Надо что бы ты немножно на календарь посмотрел и кое что вспомнил.» «Хорошо, вспомню.»

На следующий день он ясен пень разговор этот забыл, на производстве дел невпроворот. Помимо дурацких бабских загадок есть чем заняться. А потом через недельку случайно вспомнил «Какого ляда это она мне намёки делает? Аааа. Блин 10 лет супружеской жизни в следующем месяце.» Петюня призадумался, прошлое вспомнил, аж стыдно стало. Танюха то баба что надо. Из армии его ждала, закидоны по молодости терпела. За десяток лет супружеской жизни в какие только дыры их судьба не заносила, как только не швыряла, то на самое дно, то в гору. И всегда она была рядом, поможет, утешит, успокоит, ободрит. Завсегда надёжный тыл обеспечен. А что трое детей, умные, здоровые, весёлые — разве это мало, сколько она в них вложила здоровья и сил. А домину ещё такую содержать, разве просто?

Вспомнил как первый бизнес с голой задницей основал, поднялся не хило, и потом без копья остался. Ведь нищими сидели, из жратвы одни макароны, а ни словом же не попрекнула. Как пришлось на несколько лет в Тьмутаркань подасться, сначала в одну, потом в другую. Загулы свои вспомнил, и что водовки не дурак был вкушать когда помоложе был. И ведь всегда знал, что бы не случилось, есть родная душа, хоть на край света — лишь бы вместе. «Нет, не ценю Таньку совсем, не будь её сто пудов пропал бы, ни за понюх. Права баба, надо нашу первую десятку отметить так что бы всю жизнь вспоминали.»

Чего дарить-то? Цветы и ресторан, так это мелко. Шуба? Есть 3 штуки. Может брюлик какой? Неплохо для начала, но цацки тоже уже есть. В какой-то спа салон её на день отправить? Тоже не то. Тут надо такое что бы душа запела. А запела. кстати вот это мысль. Может на концерт её сводить? Кто там у нас выступает? Блин одни удоды и дятлы, Меладзе, Лепс, и этот хер волосатый, как его звать? Не, на это деньгу даже грех тратить. А жаль, с песнями-то тема, бабы это любят.

Может на пару дней уехать вдвоём? На море? Или куда нибудь на природу посмотреть, на реки и да скалы, с палаткой. А ну-ка, как там говорят, «гугль из ёр фрэнд.» Введём, «вдвоём, поездка, юбилей, скалы». Ну адское изобретение капитализма, чего покажешь? Какая-то Ла Скала, какие то Двое Фоскари. Ну-ка, ну-ка. Милан, опера. Ах твою хорошую. едрить-колотить. Вот оно. Так гарнул «Эврика» что секретарша чуть со стула не слетела.

«Танюха заценит, это тема. Раз, брюлик купить, это само собой. Шенген у нас уже есть, это два. Авиабилеты в Милан — три, и гостиницу надо бы с номером покруче, четыре. Ну и билеты в эту Оперу, в Ла Скалу которая, это значицца пять. Можно на этих самых, Двоих которых. Их двое и нас двое, будут нам петь. Сколько там билетик стоит? Е-моё, хрена себе ценничек. Совсем макранонники обурели, краёв не видят. Ладно, один раз живём. Это пущай шесть. А с матерью и тёщей договориться что бы за мелкими присмотрели пока мы там по Италии шляться будем, семь. Ну и компаньонам сказать надо что в отпуск уедет, восемь. Уффф, вроде всё.»

Всё в лучшем виде обстряпал и через пару недель жене говорит «Мать, пакуй шубу. В Италию с тобой едем, в Милан. С бабулями я договорился, у нас поживут.» Жинка как стояла, так и села. «Ты что, Петь?» «А ничё, 10 лет ни хрен же собачий. Я всё помню. Вылет в четверг.»

Прилетели в Милан, в гостиницу заселились. А в пятницу в Петька ей цацку галантно презентовал и гламурно билетами помахал «Вишь, жёнка, в Скалу пойдём, там двое чудиков нам петь будут. Ради такого случая я даже костюм одену.»

Приоделись, прихорошились, в Ла Скалу отправились. Танька рассцвела, «Господи, хоть в кое веки, как нормальные люди. Опера, Италия, платья в пол, оркестр. А места то какие, на балконе, прям музыкантов видать. Петь, а ты сколько то на билеты потратил?» «Мать, ну ты даёшь? Я ж тебя ценю. Ты лучше зырни, вишь мужик над с соседом стебается. Скрипач шпилит, а этот ему ноты перевернул. Смехота.»

А на сцене кипели страсти, безвинно страдал несчастный Якопо, плакала Лукреция, плёл интриги гадкий Лоредано, и рвал на себе последние волосы Франческо. Но вот закончилась Опера и на сцену начали выходить по одному певцы. «Мать, давай прикидывать кому хлопать больше будут» предложил Петька. Вышла Пизана и сорвала аплодисменты «чего, неплохо девка пела. Я в согласии.» Появилась Лукреция и аплодисментов стало больше «и эта вопила громко, можно и похлопать.» «Петька, перестань немедленно, ведёшь себя как биндюжник, людей стыдно» возмутилась Таня. При выходе Якопо зал застонал «Вот этот парниша молоток, пел нормально, правда прикид у него пидорский, а так ничо, голосистый» невозмутимо продолжал он. И тут на сцену вышел Франческо и зал встал просто взвыл от восторга и взорвался криками «браво и беллиссимо» и аплодисментами. «Тань, а Тань, а ему то чего хлопают, он же тише всех. Мне вообще не понравилось.» Но Танюха его не слышала, у неё так сияли глаза что Петька заткнулся.

Из Оперы до гостиницы в такси ехали тихо. Танюха сидела тихо и была какая-то другая. Молча поднялись к своему номеру. И тут Петюня не выдержал и спросил. «Мать, чего этому, как его.. а Франческо, хлопали то. Я так и не врубился, без шуток. Не я всё понимаю, старичок конечно старался, но всё же.» Она открыла номер и обернулась к нему, «Я же его послушать всю жизнь мечтала. С самого детства. Помнишь, я тебе рассказывала. Какой же ты молодец, что устроил всё это, ведь он в этом сезоне всего лишь два дня в Ла Скала выступает.» «Танюха, да как зовут то деда-то?» «Подожди, это что, всё случайно так получилось. Ой какой же ты дурак. Это же пел САМ Пласидо Доминго.»

И Танька резко схватила Петьку за галстук, втянула в номер и захлопнула дверь.

Насчет скалолазов. От кого только не слышал, что с милиционерами и пожарными пить нельзя. С первыми-де западло, а вторых все равно не перепить, как не пытайся. Я пробовал и с теми, и с другими. Иногда даже вместе. В общем-то врут. Но, как показывает опыт, хуже всего со спортсменами пить. Особенно со скалолазами. Со скалолазками куда лучше.

Сидела как-то компания спортсменов со спортсменками на спортивной базе ночью и выпивала. Спирт с водкой. Так получилось. Спирт он сам по себе был, поэтому двоих, которые об этом не знали, послали в магазин вина купить. Они и купили водки. Потому что это тоже своего рода вино.

Каратеки со скалолазами. Изрядно выпив друг перед другом хвастались. Причем одни понятно чем: по стене пробежался, пару кирпичей сломал — показал, что крутой и успокоился. Все в комнате можно сделать. А скалолазу чего на одноэтажной базе? Одни рассказы про то, как они на Джомолунгме Эльбрус покоряли. Ну мы над ними подтрунивали, конечно по-дружески так. Ржали, то есть откровенно. А чего они нам сделают? Из залезть куда у них выбор ограниченный: либо под стол, либо под кровать. Пока ржали не обратили внимание, что пропал один скалолазный.

И тут во дворе мигалки, фары, сирена милицейская. Пиздец приехал, арестовывать будут. За нарушение тишины смехуечками. Завтра у лыжников из соседнего барака гонка, нажаловались небось.

Ан нет. Заходит милиционер и нашего пропавшего несет. Наш-то розовенький, а милиционер бледный как медсестра в туберкулезной больнице. Внес груз, положил аккуратно на пол, головка только стукнулась, и спрашивает:

— Наш, а вы с какой целью интересуетесь? Подбросить хотите?

— А чтоб в нужном месте к кровати привязать. Водки, кстати, налейте, чтоб в себя прийти. Не, не ему. Мне.

Налили. Спирту. От спирта в себя лучше приходить. Хотя он почему-то наоборот закашлялся.
Ехал оказывается советский милиционер по городской окраине ночью со службы домой на патрульной машине, блюл чистоту с порядком, фонари разбитых улиц и прочие ментовские войны. Ехал и случайно заметил на гладкой кирпичной стене что-то типа распятия. На уровне пятого этажа. Остановился, присмотрелся. Торцовая стена шестиэтажного общежития. Ни одного окна. И на уровне пятого этажа черный человек висит. Хер его знает на чем. И не просто висит, а лезет. Хер его знает куда, потому то если в окно квартиру грабить так они, окна, с другой стороны.

— Эй, мужчина, — тихо, чтоб не спугнуть, позвал милиционер, — если украсть чего хотите, так вы не туда карабкаетесь.

С.Н. Лазарев | Дорогу осилит идущий

— Отвяньте, пожалуйста, — сдавленным голосом сверху, — я спортсмен и тренируюсь. Сейчас вот долезу и поговорим.

После чего долез и на крыше скрылся. И тишина. Подождав немного. И еще немного покараулив. Милиционер пошел на крышу, жулика этого ловить. Пешком на шестой с половиной этаж, потому что лифт не работал, его на ночь в общаге отключали. Дошел, вспотел, а на крыше нет никого. Потому что спортсмен вниз уже полез и до четвертого этажа спуститься успел.

Милиционер, понятно, вниз побежал, чтоб жулика под стеной встретить. Прибежал и тихо, чтоб народ не будоражить, говорит:

— Спускайся, добрый человек, я тебя задерживать буду.

Дорогу осилит идущий! Торсунов О.Г.

Добрый человек услышал, пробормотал, чего-то не внятное, типа «ну тебя к аллаху», только матом, снова вверх полез и снова на крыше скрылся. Не очень быстро, стена-то все-таки почти гладкая, для несведущего в скалолазании человека, но скоренько так.

Милиционер опять ко входу, бабульку-сторожа снова будит, на крышу лестницей запыхавшись бежит, а на крыше снова нет никого. Ага.

Тут до него дошло. Со второго раза почти до всех доходит. Поэтому он спешить не стал, а за углом спрятался. Дождался пока этот подозреваемый спустится и к нему поспешил арестовывать. Но не арестовал. Пока бежал-торопился спортсмен заснул уже. Прям под стеной.

— Ну, я его поднял и к вам привез, — закончил милиционер рассказ и опять за спиртом потянулся.

— А как это вы поняли, что он от нас отбился? Это ж уму непостижимо догадаться. Прям шерлокломство какое-то.

КВН 2014 — Мурманск — Дорогу осилит идущий

— Вот это-то совсем просто. Кроме вас других москвичей здесь нету ведь. Наши просто так на стены не лазят, — он все-таки еще спирту выпил и за огурчиком потянулся, — а москвичи запросто. Элементарно, Ватсон.

Так что со скалолазами лучше не пить. Ну их к аллаху. Лучше со скалолазками.

Очень много букаф. Ностальгическая. С благодарностью к первому тренеру.

В далеком советском детстве не было компьютеров и плэйстейшн. Но бывали свои маленькие радости. Например, играть во дворе в хоккей весь день напролет. Потому что мороз -46 и по радио объявили, что в школу можно не идти. Но это уже классика. А вот случай, произошедший со мной лично был несколько не типичный.

Была у нас в городе Станция Юных Техников — СЮТ. И среди прочих авиа-судо-моделистов и картингистов была в этой СЮТ парусная секция. Вел это парусную секцию весьма своеобразный и интересный мужик. Ни разу не педагог, но фанат своего дела. Художник, кстати, и весьма неплохой. Одним словом — тренер. Даже не так — Тренер.

Как-то раз, всё жаркое лето мы с пацанами под его руководством днями напролет чинили старую яхту, которую он купил в соседнем городе за. Тадам-с! Две бутылки водки! И еще четыре бутылки у него ушло на доставку этого старого корыта в наш городок на пристань. Когда наконец к 31 августа смогли-таки закончить ремонт, мы все дружно заныли:
» — А поход?? Мы же так мечтали на ней в поход сходить. А завтра уже первое сентября. «

Но Тренер успокоил нас — впереди выходные. Успеем в поход сходить. До ближайшего соседнего города и обратно.
Только судьба внесла свои коррективы. В первую же ночь похода, пока наша яхта стояла в закрытом уютном заливчике, разыгрался хороший шторм. Соваться в открытую воду на старенькой яхточке было бы самоубийством. Несколько дней мы провели любуясь большими волнами снаружи заливчика и пожирая гигантскую вкуснющую чернику, до которой в тот год не добрались ничьи алчные лапы, кроме наших. И, после того, как шторм утих, мы не стали возвращаться в наш городок, а продолжили поход по запланированному маршруту. По прибытию в соседний город Тренер, оставив нас караулить яхту, рванул на автобусе в родные пенаты. Там обошел всех родителей и честно огрёб от них по полной программе. Пришлось ему также пройтись по нашим школам и написать объяснительные. А также выслушать в свой адрес от профессиональных и «профессиональных» педагогов всё, что они о нем думают.

В общем, имел он моральное право после такого «строить» нас по своему усмотрению. Никто и пикнуть не смел. Одни только припухшие от удивления лица некоторых одноклассников чего стоили, после невзначай оброненной фразы: «В школу что не ходил? Да так. Мы на яхте с Тренером заштормовали — пришлось несколько дней в бухте отсиживаться, пока не утихнет». В 9-10 лет это дорогого стоило.

А «строил» нас Тренер порой весьма жестко. На его шестиэтажные маты мы со временем даже реагировать перестали. А косячили, все равно, регулярно. Поэтому в случае особых косяков Тренер ставил нас строем и «прописывал» каждому сма-ачный удар в грудину. Как мы с пацанами тогда говорили «в душу». Что интересно, никому из нас даже в голову не приходило жаловаться. Например, родителям или еще куда-то на сторону. Заслужили — получили. Всё логично.

Как-то раз во время очередного такого прописыванья «в душу» один парнишка из наших, стоявший в середине шеренги, спросил:
— Имярек Имярекович! А можно мне не в «душу», а в живот?
— Э. М-мм. Это еще почему?
— А у меня там пресс!!
Тренер и мы все засмеялись. Тренер тут же остыл. И «прописка» прекратилась. Я стоял в конце шеренги — и мне в тот раз свезло.

Прошло несколько лет. Пацаны в секции были все старше меня на год. И после своего восьмого класса дружно уехали в соседний город поступать в мореходку. У меня же впереди был еще восьмой класс, после которого я умотал в Питер в физматшколу. А пока были летние каникулы. В яхт-клубе было затишье. Местный комбинат купил несколько каютных яхт. Для туризма и гонок. Сотрудники комбината выбирались в поход или погоняться только по выходным. Брали, разумеется, и меня. В том числе и потому, что я был самым опытным в клубе яхтсменом после Тренера на тот момент. На яхте обращаться на «Вы» зачастую некогда. И взрослые мужики — инженеры, начальники отделов, техники и так далее, солидные люди, уже с детьми, сразу сказали мне — «обращайся на ты, не парься». И у меня, тринадцателетнего на тот момент пацана, первое время рвался шаблон от того, что на яхте я командовал и говорил им «ты», а на суше не мог себя перебороть и говорил «Вы». Но мужики быстро всё освоили и сами стали хорошо управляться с яхтами.

В будние же дни того лета я маялся от безделья. И как-то раз, в понедельник, когда до следующего похода оставалась еще целая неделя, по привычке пришел на берег. Проверить, все ли в порядке. Посидеть на причале или в «кают-компании» — этакой гостиной на втором этаже того двух-этажного сарайчика-эллинга, который мы с пацанами построили за год до этого под руководством Тренера. Где лежат ключи я, естественно, знал, на правах одного из «старожилов» яхтклуба. В общем, убить время пришел. Но не удержался. Полез на одну яхту что-то поправить. Попутно заметил, что там было что-то не убрано с палубы внутрь каюты. Непорядок — могут украсть. Пошел в эллинг взять в тайнике ключи от каюты. Вернулся на яхту. Всё убрал. И тут как сорвало меня. Не стал запирать, а напротив — вытащил и поставил паруса, отдал швартов, запрыгнул на яхту выбрал якорь и почесал прокатиться. Катался часа два. Потом спохватился, что скоро конец рабочего дня и с завода по берегу пойдут мужики — запалят за этой самодеятельностью.

Через какое-то время я уже регулярно приходил на берег по будним дням ровно к восьми часам — когда на заводе уже шел рабочий день. Ставил паруса и ходил вокруг ближайших островов — километрах в пятнадцати от яхтклуба. Благо погода установилась такая, что после утреннего штиля ветер всегда был хороший — туда и обратно занимало часов пять-шесть. Но. Как-то раз вдруг попал в штиль у островов. Проторчал часа три-четыре. После начался хороший попутный ветер. Я обрадовался было — быстро до причала «доеду» как на трамвае. Поставил паруса на «бабочку» и полетел. Навстречу звиздюлям, вообще-то. Но я немного забегаю вперед.

Ветер потихоньку перешел в шторм. Пришлось встать в левентик и убрать грот. Пилил дальше под одним стакселем. Попутно аж ногами приходилось упираться в стенку кокпита, чтобы удержать руль — яхту то и дело пыталось кинуть в так называемый «брочинг». Подъемное перо руля на вертлюге повернулось аж из вертикального в горизонтальное состояние. Под напором воды от скорости. Зато скорость была — на загляденье. Особенно, когда на волну сядешь и едешь со скоростью волны.

АлоэВера — Дорогу осилит идущий (Мама! Я на МОРЕ!) 2013

Сейчас-то я понимаю — если бы я узнал, что мой ребенок в тринадцать лет такое вытворяет, наверное, прибил бы собственноручно. Попутно стал понимать и соглашаться с тем тезисом, что «мужчины — это случайно выжившие мальчики».

Уже издалека заметил на причале одинокую фигурку. В воздухе ощутимо запахло люлями. Как сказали бы Ильф и Петров, «Он понял, что сейчас его будут бить и возможно ногами». Но деваться было некуда — в первую очередь надо было побеспокоиться об яхте. Рассчитал траекторию, учтя что в этом месте илистый грунт, а ветер попутный, встал носом к ветру, отдал с носа якорь, вытравил достаточно якорного каната и выждал, чтобы якорь «встал». Убедился, что яхту не несет. Убрал стаксель. Стравил якорный канат так, чтобы корма яхты оказалась в метре-полутора от причала.
Тренер крикнул через порывы ветра — «Кидай конец!» Даже не добавил своих привычных «этажей» в тот раз. Но я сам, поймав момент, когда корма подпрыгнула на волне, выпрыгнул на причал, заложил швартов. После запрыгнул обратно на яхту. Аккуратно сложил паруса и все «концы». Убрал всё, что нужно в каюту и запер. Хозяйским взглядом окинул яхту — все в порядке. И запрыгнул обратно на причал, понимая, что тут мне и «маленькая беленькая лисичка» пришел.

На моё удивление, Тренер не был суров, а стоял и улыбался. В какой-то момент он даже рассмеялся. Сейчас бы я даже сказал, что он заржал. Я, весь в непонятках, стоял и ждал. Наконец, он стал серьезным и спросил:
— Знаешь, почему ты до сих жив?
— Неа.
— Потому что меня гордость взяла. Как хорошо, оказывается, я вас, оболтусов, обучил.

Через некоторое время тренер привел двух четвероклашек из поселка, который был неподалеку от нашего городка. Одного посадил на яхту вместе с собой. Второго «вручил» мне. И мы гонялись в режиме матчевых гонок в акватории нашего городка на тех каютных яхточках, попутно обучая новеньких пацанов. К островам тоже ходили. И в одной из таких гонок, до островов и обратно, я выиграл у Тренера его коллекцию из нескольких десятков журналов «Катера и Яхты», которые он поставил на то, что я не смогу обогнать его ни в одной из этих гонок. Целое сокровище для юного яхтсмена в те доинтернетовские времена! Да и не только для юного, вообще-то, в те времена. Люди тогда за этими журналами буквально охотились. Перерисовывали с них чертежи и, исправляя погрешности самостоятельно, строили по ним собственные яхты.

Сейчас я подозреваю, что он, похоже, специально один раз проиграл, чтобы меня поощрить. Все-таки, Тренер. Но тогда мне было 13. И я принял всё за чистую монету. Видя как он «сокрушается».

Недавними байками про Соломона Израилевича и Моню (от Максима К.) напомнило.

О Пользе Страха

Прадед мой был потомственный кузнец. Семья большая была, 3 брата и 3 сестры, сам седьмой (разница между самым старшим и младшим из братьев была более 20 лет). Прапрадед хотел что бы все сыновья унаследовали ремесло, ведь хороший кузнец всегда и себя и семью прокормить может. Но человек предполагает, а судьба располагает. Наслушавшись свиста пуль на японской старший сын порешил так, хватит с него и войн, и революций (1905 года), и России в целом. Уехал он в далёкую Канаду в году эдак 1907-1908м. Кстати возможно не самое глупое решение учитывая то что произошло в империи Российской десяток лет спустя.

А потом по одной, с разницей в 1-2 года, и все сёстры тоже уехали из беларуской деревни туда же. Идея была что потихоньку и вся семья туда переедет, а те кто приехал ранее будут остальным помогать, но Первая Мировая, Революция, Гражданская, итд. смешали планы. Так и остались прапрадед с прапрабабкой и 3 сына в Стране Советов. Старшие 2 брата, как и положено, стали кузнецами (втч мой прадед), а вот младший, Вевл. вот о нём и речь пойдёт.

Конечно и Вевла к кузнечному ремеслу отец тоже готовил, но не был так строг как с остальными. Младшенький всё же, поскрёбыш (1904 года рождения). Тот подросши и прикинул, стоять в кузне с раннего утра до позднего вечера в жаре, в копоти, махать молотом, раздувать меха, ковать лошадей, зарабатывать копейку потом, нет этa тема была решительно не для него. И решил делать небольшой гешефт.

Скажу честно, сам не знаю чем он по молодости во время НЭПа занимался. Знаю лишь что бывал он при неплохих деньгах, но в конце 20х его подстрелили и он добрался домой с пулей в плече. Пока лечился там и НЭП закончился. Что конкретно произошло я по младости лет так в свое время не спросил.

Пришли годы 30ые. Индустриализация, ирригация, рационализация и ещё много других «ция.» Но на все это денежка стране нужна. А где её взять? Конечно власть Советская хорошенько потрепала буржуинов и обывателей за 15 лет после революции. Казалось всё, барашка постригли, голый и босый бегает по лугу и жалобно блеет. Ан нет. На руках у граждан, несмотря на все катаклизмы, оставалось ещё и золотишко, и брюлики, и антиквариат. А ну-ка, милые выворачивайте карманы, сказало правительство. На какие же средства иначе заводы, фабрики, да Днепрогэсы строить?

Одновременно в стране строящегося социализма начался жуткий дефицит и голод. Не то что предметы роскоши, еду было часто тяжело достать, даже в относительно сытой Беларуси. Но как обычно, есть одно «НО». Было одно местечко где абсолютно легально можно было приобрести и французкие духи, и итальянские сыры, и испанские вина, и икорку с балычком, и швейцарские часы, и английские туфли, и американские Кодаки, и даже автомобили, и чёрта в ступе. И называлось это место, теперь почти забытым словом, Торгсин.

Гражданы несли туда свои цацки и пецки, а государственные закупаны их конечно обували вовсю при оценке. Золото брали по цене лома, ну куда ты денешься с подводной лодки. Кушать же хотелось, а в Торгсине что-то можно было купить. Люксовое барахло редковато брали, а вот еду и бытовые предметы пользовались спросом. Страна которой жутко нужны были средства использовала вовсю Торгсин что бы высасывать из граждан заначку. Даже в совсем небольших городках открывались отделения и Вевл просёк тему.

Золота и брилльянтов, ни у него, ни в деревне конечно практически не водилось, неоткуда им было взяться. Но у Вевла было кое что получше — доллары. Валюта то бишь. Откуда? Ответ простой, дети что уехали в далёкую Канаду были закалки крепкой, родителей не забывали. И до революции и во время НЭПА (пожалуй с неким перерывом на годы Гражданской, когда почта еле фурычила) регулярно из Канады письма слали и посылки. Почта России и тогда не ахти работала, посылки либо не доходили, либо приходили выпотрошенные, а вот с письмами обычно проблем не было. А в каждое письмо они вкладывали доллары (сам не знаю почему, но именно Американские, а не Канадские. Даже до наших дней дожило в семейной коллекции несколько мелких купюр).

Больших сумм они сначала не присылали, самим не легко было. Но брат с сёстрами держались вместе крепко, потихоньку друг-другу помогли на ноги встать. Брат вроде бы лавку какую-то открыл, потом гостиничку. Средняя сестра поднялась круче всех, с мужем и 3 сыновьями открыла швейную фабрику, мужскую одежду шили. Потом сколько-то магазинов мужской одежды держали. Не знаю чем младшая занималась, но каждый месяц собирала она с брата и сестёр «оброк» писала длинное письмо чего и как, и слала его вместе с денюжкой родителям.

Прапрадед с прапрабабушкой доллары эти не тратили ни в 1910ые ни в 1920ые. Прапрадед свою кузню имел, мастер хороший был, да и скромные люди по натуре были. Да и как доллары эти в деревне потратишь? Видя что Вевл профессию в руки не взял, большинство ему отдали — может перебесится да толк выйдет. Ну, а он у подобных семей в округе ещё больше валюты подкупил во времена НЭПА, пока деньги водились. И как в воду глядел.

В начале 30х официальный курс доллара к рублю был толи 4 толи 5 рублей, но вот кому они нужны — на них купить ничего в обыкновенных магазинах ничего нельзя. А вот за доллар США давали 2 Торгсиновских рубля за которые как раз купить можно было много чего. На чёрном рынке Торгсиновский рубль стоил чуть ли не 40-50 Советских (это при средней зарплате в 100-120 рублей). То есть на один доллар вполне можно было существовать месяц, на два доллара жить, а на три и шиковать.

Дорогу осилит идущий. Часть 1.

Но Вевл поступал ещё мудрее, в Торгсине он покупал товары. Но не всё подряд конечно. Продукты портятся, патефоны могут поломаться, Кодаки да швейцарские часы никто не купит, это мало кто может себе позволить, а вот ткань. Бостон, джерси, шевиот, бархат, шёлк — это тема. И владеть ими не так страшно как золотом или брюликами, ОГПУ их не конфискует, а продать их вообще не вопрос, с руками отрывают. А на вырученные Советские рубли, когда их много, можно прилично жить. На почти все доллары что были он прикупил Торгсиновских рублей и жил без тоски и печали почти 5 лет, женился и сына родил.

А потом лавочка резко закрылась. Нельзя с государством играть в азартные игры. В начале 1936ого сказали «баста», Торгсины закрыли. Ппревратились Торгсиновские рубли в ненужные бумажки. Кто не успел отоварить — тот опоздал. Не знаю если Вевл сильно прогорел, но источник дохода он потерял однозначно. Опять стала дилемма, как жить? Уже 32 года, кузнецом работать он не умеет и не хочет. Професcии как таковой нет, в деревне оставаться смысла нет, к родителям на шею не сядешь — они старенькие. А жену и сына кормить как-то надо и он подался в Ленинград. Город большой — там всем место есть.

Окончил он курсы, устроился на завод. Чинил какие-то приборы, но официально должность называлась что-то вроде «контроля за качеством.» Имел соотвественные корочки где и должность была прописана. Работа не бей лежачего и заработок соотвественнo копеечный. Но он придумал довольно забавный гешефт.

Для начала он разведал какие товары в Ленинграде в дефиците, а в конце 1930х это было почти всё. Потом узнал, почём, кому и где этот дефицит можно продать. Далее выяснил в каких магазинах его «выбрасывают» на продажу. Продавали дефицитные товары не то что бы редко, они бывали как раз регулярно. Просто продавали их в малом количестве. А посему как только появлялся товар, выстраивалась бешеная очередь, прилавки брали чуть ли не штурмом, и доставались коврижки лишь самым первым и самым наглым. Ну и ещё он чётко узнавал параметры ГОСТа на конкретную продукцию.

Далее, он отлично понимал, в культурной столице и в стране правит бал Его Величество «страх». А значит, вполне возможно сыграть в свою игру и подёргать Софью Власьевну за усики. Совсем чуть чуть, в рамках закона, не дурак же палиться.

Вевл был мужчина высокий, представительный, с хорошо поставленным внушительным баском. Как только он одевался в хороший костюм и достойную шляпу сразу было видно — мужчина сурьёзный. И он решил этот козырь использовать. Но для исполнения плана ему требовался помощник, и тут ему пригодился лопоухий соседский 17-18 летний мальчишка. В рубашке навыпуск, кургузой курточке, кепке, с выпученными глазами, с глупой улыбкой, и блокнотиком руках, он отлично оттенял Вевла и они вдвоем на ура исполняли спектакль.

Например выбрасывался дефицит, допустим крепдешин. Ткань дефицитная, всегда нужная. Слухи идут моментально — мол «дают.» Народ живо становится в очередь. За каждый отрез идёт битва титанов, шансы получить отрез минимальны. Крики «по две штуки в одни руки не давать», толкотня, слёзы, иногда и мордобой. И вот первые запыхавшиеся, мокрые от пота, но со счастливыми глазами покупатели выходят из магазина. И тут появляетса солидный мужчина, ведёт себя уверенно. За ним семенит услужливый парнишка.

Звучит солидный бас «Здравствуйте товарищи. Пропустите пожалуйста. Контроль качества». В руках у него красная книжка. Народ, даже самая что ни на есть плотная очередь, расступается как от прокажённого. «Здравствуйте товарищи продавцы.» звучит официальный тон «Отмерьте пожалуйста 10 метров такого-то цвета в соотвествии с ГОСТом имярек.» И достаёт свою рулетку. Одновремено кивает парнишке, повелительно, «Товарищ уполномоченный, запиши ФИО продавца». И дрожащими руками продавцы под пристальные взгляды других покупателей отмеряют сколько сказано. Вевл солидно перемеряет, потом ещё раз перемеряет. Потом ридирчиво осматривает и ощупывает и небрежно бросает мальчишке «Товарищ уполномоченный, записывай. Сегодня, числа такого-то, произведён контрольный замер, ткани вида крепдешин, длинной в количество метров «зю», в соотвествии с ГОСТом номер такой-то. Нарушений во время замера не выявлено. Так, сколько с меня, товарищ продавец?»

Дорогу осилит идущий).

«Товарищи, спасибо за сотрудничество. Магазин работает в соответсвии с ГОСТом. Всё нормально.» И кивает мальчишке «забирай вещдок.» И парнишка тащит кусок ткани. И все довольны. А дальше дефицит благополучо продавался уже на чёрном рынке. Вевл, был осторожен, один и тот же магазин посещал не чаще чем раз в полгода, виды закупаемого товара всегда менял, и главное не жадничал. Брал не мало, но и не хапал. И всё в соответствии с законом, ведь любой покупатель может потребовать перемерить или перевзвесить любой товар.

И ни разу, за почти 5 лет никто не попросил его ни посмотреть книжечку, ни предъявить документы, ни даже просто возмутился. Да, великая сила страх. А в купе с уверенностью в умелых руках очень выгодная. Так он и жил, не тужил. Ел и хлеб с маслом и даже с колбасой вплоть до 1941ого. Ну а дальше совсем другая история.

Деревенька как деревенька. Много таких. Вот только загорают на берегу пруда некоторые не по-деревенски совсем. Гошка с Генкой. Расстелили верблюжье одеяло старое, загорают и на тонконогих девчонок смотрят, а Светка с Ольгой им на мостике отсвечивают. Это Гошка им втер, что стоя у воды загорать лучше получается, вот они и стоят. А Гошка с Генкой смотрят, когда девчонки на мостике стоят, на них смотреть удобнее, а Гошка в Светку уже четыре года влюблен летом.
Он бы и зимой влюблен был, но зимой они не видятся, а учатся в разных городах. Этой зимой будут в седьмых классах учиться.

Генке Ольга нравится. Ишь, как красиво стоит, думает Генка, как будто нырять собирается «рыбкой». Сейчас прыгнет.
— Не, Ген, не прыгнет, — встревает Гошка в Генкины мысли, — она плавать не умеет.
— А твоя Светка, — обижается Генка, — а твоя Светка тоже только по-собачьи плавает.
— Нет, ты лучше скажи, зачем девки лифчики носят? – Генка уже не обижается, а философствует в меру сил, — Ольга четыре года назад без всякого лифчика купалась. Сейчас-то он ей зачем?
— Ген, а ты ее и спроси, — Гошка устраивается поудобней, — вдруг расскажет?
— Дааа, спроси, — возмущенно протянул Генка, — сам спрашивай. Она хоть и в лифчике, а дерется как без него.

— Чего делаете, мужики? – к пруду подошел зоотехник Федька – двадцатитрехлетний парень, почитаемый Генкой и Гошкой уж если не стариком, так вполне солидным и немного глуповатым человеком, — я тут у Куркуля ружье сторговал немецкое, айда на ферму испытывать.

— Врешь, Федька, — не поверил Генка, — нипочем Куркуль ружье не продаст, оно ему от отца досталось, а тому помещик за хорошую службу подарил.
— А я слышал, что Куркуль ружье в том разбитом немецком самолете нашел, что в войну золото вез. Ружье взял, а золото перепрятал, — возразил Гошка, — но тебе, Федька, он его все равно не продаст. Жадный потому что. А у тебя столько денег нет.
— Продаст, не продаст, здоровы вы рассуждать, как я погляжу, — надулся Федька, — я ведь и один ружье отстрелять могу. А вы сидите тут, на девок пяльтесь. Последний раз спрашиваю: идете, нет?
— Идем, идем, — Генка свистнул, а Гошка махнул рукой обернувшимся девчонкам: ждите, мол, у нас тут мужские дела, скоро придем. И они пошли.

До старой летней фермы недалеко совсем – с километр. Зимой там пусто, а на лето телят пригоняют из совхоза. Сейчас день, телята на выпасе, ферма пустая. Голуби одни комбикорм жрут. Одна такая сизая птица мира больше килограмма в день сожрать может, а их тут сотни. Не любят их за это в деревне. Конкуренция. Комбикорма совхозным телятам не хватает, у скотников своя скотина по дворам есть просит и голуби еще. Никакого прибытка с голубей – одно разорение. Вот поэтому Федька на ферму и пошел ружье отстреливать. Хоть и пьяный, а пользу для хозяйства блюдет.

Шли молча. Генка думал, дадут ли ему пострелять, и попадет ли он в голубя на лету. Гошка размышлял, откуда, все-таки, взялось ружье у Куркуля. И только Федька просто шел и не думал. Думать Федька не мог. Голова раскалывалась, в глазах плыли радужные пятна, и даже слюны не было, чтоб сплюнуть.

Насчет ружья Федька ребятам не врал: Василь Федорыч, старик, прозванный в деревне куркулем за крепкое хозяйство, большой дом и прижимистость, действительно согласился продать ему ружье «за недорого».
Раз в год, в начале июня, Куркуль уходил в запой. То ли входила в нужную фазу луна, то ли еще какая Венера заставляла его тосковать по давно умершей в июне жене, а может Марс напоминал о двух июньских похоронках, полученных им в разные военные года на обоих сыновей, но весь год Куркуль, можно сказать, что и не употреблял вовсе, а каждый июнь пил беспродыха.

Федька подгадал. Две недели назад он зашел к старику за каким-то, забытым уже, делом, да так и остался.
На исходе второй недели пьянки, Василь Федорыч достал из сундука, завернутый в чистую холстину, двуствольный Зауэр и отдал его Федьке. Бери, пользуйся. Я старый уже охотиться, а такому ружью негоже без дела лежать. Ружье без дела портится, как человек. А сто рублей ты мне в зарплату отдашь.
Федька, хоть и пьяный, а сообразил, что ему повезло. Как отдать сто рублей с зарплаты, которая всего девяносто он не сообразил, а что повезло – понял сразу. Забрал ружье и ушел, чтоб Куркуль передумать не успел. За патронами домой и на ферму пробовать. Мать пыталась было отобрать, видя такое пьяное дело, но он вывернулся и удрал. Ребят встретил по дороге. Голова раскалывается просто, а на миру и смерть красна и болит вроде меньше, поэтому позвал и даже уговаривал.

Дошли до фермы, ворота настежь, голубей пропасть. Вспорхнули было, когда Федька с ребятами в ворота вошли, потом опять своим делом увлеклись: кто комбикорм клюет, кто в навозе ковыряется.

Федька тоже с ружьем поковырялся, собрал, патронов пару из кармана достал. Зарядил.
— Дай стрельнуть, а? – не выдержал соблазна Генка, — вон голубь на стропилине сидит. И гадит. Не уважает он тебя, Федь. Ни капельки. Давай я его застрелю?
— Я сам первые два, — Федька прицелился, — вдруг чего с ружьем не так…

— Бабах, — сказало ружье дуплетом, и голубь исчез. Вместе с голубем исчез изрядный кусок трухлявой стропилины, а через метровую дыру в шифере, сквозь дым и пыль в ферму заглянуло солнце.
— Ну, как я его? – Федька опустил ружье.
— Никак, Федь. Улетел голубь. Ни одного перышка же не упало. Говорил же, дай я стрельну, или Гошка вон, — Генка покосился на приятеля, — он биатлоном занимается, знаешь, как он из винтовки садит? А ты мазло, Федь.
— Ах, я — мазло? Сами вы … – Федька, никак не мог найти множественное число от слова «мазло», — Сами вы мазлы косые. И стрельнуть я вам не дам, у меня все равно патроны кончились.
— Не, Ген, — Гошка друга не поддержал, — попал он. Картечью, видать, стрелял. Вот и вынесло голубя вместе с крышей.
— А у вас выпить ничего нету? — невпопад спросил Федька, поставив ружье к стене и зажав голову ладонями, — лопнет сейчас голова.
— Откуда, Федь? — Гошка повернулся к зоотехнику, — мы обратно на пруд пойдем, и ты тоже беги отсюда. А то Лидка с обеда вернется, она тебя за дырку в шифере оглоблей до дома проводит. И ружье отобрать может, и по башке больной достанется.
— Идите, идите, в зеленую белку я все равно попал, — сказал Федька вслед ребятам и засмеялся, но они не обратили на его слова никакого внимания. А зря.

Вечером, а по деревенским меркам – ночью у Гошки было свидание. На остановке. Эта автобусная остановка на бетонной дороге из города в город мимо деревеньки, стояла к деревеньке «лицом» и служила всем ребятам местом вечернего сбора и своеобразным клубом. Автобусы днем ходили раз в два часа, последний автобус был в половину одиннадцатого вечера, и, после этого, угловатая железобетонная конструкция с тяжеленной скамейкой, отходила в безраздельное ребячье пользование. Девчонки вениками из пижмы выметали мусор, оставленный редкими пассажирами, Гошка притаскивал отцовский приемник ВЭФ и посиделки начинались.

Обычно сидели вчетвером. Но сегодня к Генке приехали родители, Ольга «перезагорала» на пруду и лежала дома, намазанная сметаной. Пользуясь таким удачным случаем, вдобавок к ВЭФу, Гошка захватил букет ромашек и васильков для романтической обстановки.
Светка не опоздала. Они посидели на лавочке и поболтали о звездах. Звезд было дофига и болтать о них было удобно. Как в планетарии.
— А средняя звезда в ручке ковша Большой медведицы называется Мицар, — Гошка невзначай обнял Светку левой рукой, правой показывая созвездие, — видишь? Она двойная. Маленькая звездочка рядом называется Алькор, по ней раньше зрение проверяли в Спарте. Кто Алькора не видел, со скалы сбрасывали. Видишь?
— Вижу, — Светка смотрела вовсе не на Алькор, — Вижу, что ты опять врешь, как обычно. А у тебя волосы вьются, я раньше не замечала почему-то.

После таких слов разглядывать всяких Мицаров с Алькорами было верхом глупости, и Гошка собрался было Светку поцеловать, но в деревне бабахнуло.
— Стреляют где-то, — немного отстранилась Светка, — случилось чего?
— Федька у Куркуля ружье купил. Пробует по бутылкам попасть.
— Ночью? Вот дурак. Его ж побьют, чтоб не шумел.
— Дурак, ага, — и пьяный еще. Пусть стреляет, ну его нафиг, — согласился Гошка и нагло поцеловал Светку в губы.
Светка не возражала. В деревне опять бабахнуло, и раздался звон бьющегося стекла.
— Целуетесь, да? – заорали рядом, и из кювета на дорогу выбрался запыхавшийся и взлохмаченный Генка, — целуетесь. А там Федька с ума сошел. Взял ружье, патронташ полный с картечью и по окнам стреляет. Белки, говорит, деревню оккупировали. Зеленые. К нам его мать забегала предупредить. Ну я сразу к вам и прибежал. Пойдем сумасшедшего Федьку смотреть?
В деревеньке бухнуло два раза подряд. Пару раз робко гавкнула собака, кто-то яростно заматерился. Бабахнуло снова, громче, чем раньше, и снова звон стекла и жалобный крик кота.

— Дуплетом бьет, — с видом знатока оценил Генка, — до теть Катиного дома добрался уже. Пойдем, посмотрим?
— Сам иди, — Светка прижалась к Гошке, — нам и тут хорошо. Да, Гош?
— Ага, хорошо, — как-то неубедительно согласился Гошка, — чего там смотреть? Что мы Федьку пьяного не видели? Нечего там смотреть.
А смотреть там было вот что: Федька шел по широкой деревенской улице и воевал с зелеными белками.

— Ишь, сволота, окружают, — орал он, перезаряжая, — врешь, не возьмешь! Красные не сдаются!
И стрелял. Проклятущие и зеленые белки были везде, но больше всего их сидело на светящихся окнах. Гремел выстрел, гасло окно, и пропадали зеленые белки.

Федька поравнялся с домом тети Кати, где за забором, на толстенной цепи сидел Джек. Пес имел внешность помеси бульдога с носорогом и такой же характер. В прошлом Джек был охотничьей собакой, ходил с хозяином на медведя и ничего не боялся. Из охотничьих собак Джека уволили из-за злости, да и цепь его нрав не улучшила. Джек ждал. Раз стреляют, значит сейчас придет хозяин, будет погоня и дичь. И лучше, если этой дичью будет этот сволочной кот Пашка, нагло таскавший из Джековой миски еду. От мысли о Паше шерсть на загривке встала дыбом. Нет, утащить еду это одно, а жрать ее прям под носом у собаки – это другое. Прям под носом: там, где кончается чертова цепь, как ее не растягивай.

Возле калитки появился человек с ружьем.
— Гав? — вежливо спросил Джек, — Гав-гав.
Хозяин это ты? Отстегивай меня быстрей, пойдем на Пашку охотиться. Так понял бы Джека любой, умеющий понимать собачий язык. Федька не умел. Он и зеленых белок понимал с большим трудом, не то что собак.
— Белка! – заорал он, увидев собаку, — главная белка! Собакой притворяется. Сейчас я тебя. Федька поднял ружье и выстрелил.
— Гав? – опешил пес, когда картечь просвистела у него над головой, — совсем охотники офонарели. Кто ж по собакам стреляет? Стрелять надо по дичи. В крайнем случае, — по котам. Вот Пашка… Джек не успел закончить свою мысль, как над его головой свистнуло еще раз.

— Не, ребята, такая охота не для меня. Ну вас нафиг с такой охотой. Пусть с вами эта скотина Пашка охотится. Так подумал, или хотел подумать Джек, поджал хвост вместе с характером, мигом слинял в свою будку, вжался в подстилку и закрыл глаза лапой. Бабах! – снова грохнуло от калитки, и по будке стукнула пара картечин.
— Не попал, — не успел обрадоваться Джек, как снаружи жалобно мяукнуло, и в будку влетел пушистый комок.
— Пашка?! – по запаху определил пес, — попался сволочь. Вот как все кончится, порву. Как Тузик грелку порву. Пес подмял под себя кота и прижал его к подстилке. Кот даже не мяукнул.

Федька снова перезаряжал. В патронташе осталась всего пара патронов, а белок было еще много. Хорошо хоть главную белку грохнул. Здоровая была, надо потом шкуру снять, — на шубу должно хватить. Патрон встал наискось, Федька наклонился над переломленным ружьем, чтоб подправить. Что-то тяжелое опустилось ему на затылок. Белки пропали, и Федька упал, как подкошенный.
Куркуль, а это был он, потер правый кулак о ладонь левой руки и крикнул в темноту:
— Лидка, ты тут? Иди скорую ему вызови. Скажешь белая горячка у парня. Милицию не вызывай, я сам с участковым разберусь.
Лидкой звали председателя сельсовета и владелицу единственного телефона в деревеньке.

— Перестал стрелять вроде, — на автобусной остановке Генка поднялся со скамейки, — патроны видать кончились. Пойдете смотреть? Нет? Ну я один тогда. Целуйтесь себе.
Генка направился в деревню. А в деревне, в собачьей будке возле теть Катиного дома Джек привстал и обнюхал перепуганного кота. Хотел было разорвать и, неожиданно для себя, лизнул Пашку в морду. Пашка, обалдевший от таких собачьих нежностей, вылез из будки, потянулся и отправился по своим кошачьим делам. Не оглядываясь.

А утром, проснувшийся Джек, нашел возле своей миски, толстую мышь. На своем обычном месте, там, где кончается собачья цепь, сидел Пашка, вылизывался и, кажется, улыбался.

Эта абсолютно невероятная история естественно никак не могла произойти. В неё невозможно поверить. Но тем не менее она действительно произошла 31ого декабря 1999, ибо как всем известно в Новый Год может произойти то что никогда в другое время произойти не может. Сам я там не был (повезло), но куча моих знакомых утверждает что именно так и было.
Сказ о том как Петя встречал Новый Год и о том как можно выпутаться из любой ситуации.
Встречать Новый Год можно по разному. Можно например как шотландский лорд, в любимом кресле, в любимом замке, попивая 50-летнее виски маленькими глотками, гладя свою борзую лежащую на медвежьей шкуре. Можно в модном клубе на Ибизе зажигая под музыку супер популярных диск джокеев. Некоторые встречают его на знаменитой Таймз Сквер, дрожа от холода и желания сходить в туалет, и визжа от восторга от того что опускается шар. Кое-кто пожалуй ловит кайф от лицезрения президента в телевизоре и внимая каждому слову. Ну а пожалуй самое популярный метод встречи это в кругу семьи или друзей, около праздничного стола на котором много разных вкусностей и напитков.
Ну а можно встретить Новый Год как встретил его мой друг детства, Петя. Происходило в одном областном центре в Беларусcии когда Петя был молод и кровь играла в его жилах. В то замечательное 31ое декабря собралась небольшая, но очень весёлая компания на квартире у одного молодого человека (допустим — Игорь) и его девушки (допустим — Катя).
Праздновать начали заблаговременно, то есть около 5-6 часов вечера. И праздновали, и праздновали, и праздновали, и с грустью обнаружили чуть после 9 вечера что праздновать особенно то и нечем. Не рассчитали так сказать. Но это весёлую компанию не смутило. Они решили снарядить боевую дружину и направиться в ближайший магазинчик и прикупить то чем можно праздновать. И когда они уже подходили к двери кто-то подал радикальную идею, «а давайте-ка с собой возьмём пистолет. Парочку бутылочек на улице опустошим и во дворе по ним потом постреляем» (Дело в том что хозяин дома как раз недавно стал счастливым владельцем пневматического пистолета, который очень был похож на настоящий). Конечно «гениальный» подход, мол какая свадьба без баяна, какая стая без баклана, какая пальма без банана. До сих пор Петя клянётся что идея была отнюдь не его, но правда и не отрицает что он её поддержал.
Игорь остался дома, Катя решила прогуляться со всеми, ну а пистолет взял один из друзей, Коля, по совместительству тот самый который справлял больше всех и весёлая компания отправилась к магазинчику. К их изумлению магазинчик на котором вывеска гордо гласила что он работает до 11 вечера был закрыт. Правда изумлены были не они одни, подобное же чувство высказывало и ещё несколько жаждущих около двери. Петина справедливая душа была возмущена и он тут же присоединился к популюсу стуча по двери.
Внутри горел свет и доносились звуки. Простой вывод напрашивался сам собой. Служащие торговли наплевали на страдающие массы и начали свой праздник в узком кругу ограниченных людей. Петя естественно не мог смириться с такой ярко выраженной несправедливостью и он ринулся в бой. Вместе с другими гражданами алчущими правды и алкоголя он стучал в дверь и витрину магазина и клеймил позорными терминами недостойных служителей торговли.
Естественно рано или поздно этот хрупкий статус кво должен был быть разрушен и первыми не выдержала нервная система продавщицы, администраторши, грузчика, и охранника которые в гневе вышли из подсобки и направились к двери чеканя шаг. Препирательства соответственно перешли от абстрактных высказываний к конкретике ибо лица оппонентов были видны, хоть и разделены дверью. Наверное в конце концов торговля бы одержала победу над пролетариатом, ибо бить витрину никто не собирался, но нервы администраторши облегчённые празднеством не выдержали и с яром дверь была отворена. Правда отворила её администраторша с одной целью, вцепиться кому-то в горло мёртвой хваткой, но это не произошло по независящим от неё причинам.
Толпа страждущих увидев то что замок щёлкнул ввалилась в магазин и своей массой сдвинула администраторшу, и других с места. «Мне 3, 5, 7 бутылок, того, этого, и вон той штуки» полетели запросы со всех сторон от разгорячённых граждан жаждущих продолжения праздника.» «Все нафиг» зарычала администратор, осознав свою ошибку. «Магазин закрыт, сволочи» продолжила она. «Ах мы сволочи» ощерился Петя, «да как вы смеете? Магазин открыт до 11. А мы покупатели. А ну подайте сюда жалобную книгу (в Беларуссии это страшная угроза). Я напишу письмо в министерство торговли. Я знаю министра лично» стращал он. И грозно придвинулся к администраторше.
Для охранника это был сигнал аки красная тряпка для быка, он пхнул Петю и сопроводил свои действия ненормативной лексикой. И тут Коля, которому попала шлея под хвост, выхватил пистолет из под куртки, запрыгнул на прилавок и заорал водя дулом во все стороны «какая падла тут моего друга Петю обижает.» Народ притих, ибо надо признать что этот акт был весьма неординарным. Даже продавщица, которая за свою бурную жизнь повидала всякое сказала, «да хер с ними алкоголиками, давай продадим».
Коля соскочив с прилавка поставил спрятал ствол, и обмен дензнаков на товар начал происходить. Свято блюдя правило очереди, товар получали сначала те граждане которые пришли первыми. Конфликт казалось поутих. Мдааа, казалось-то оно казалось, да вот ещё одному посетителю оказалось что такое решение минимально. И он решил напакостить перед отбытием. Заметив что администраторша забыла в двери ключи он тихонько их вытащил и выбросил в снег на улицу.
Изначально этот хитрый манёвр не был замечен, но когда первые граждане отоварились и ушли, осталась наши весёлые друзья, и в магазинчике стало посвободнее. И только они взяли в руки деньги что бы оплатить за пару корзинок наполненных бутылками, охранник заорал. «А ключи. Они гады ключи украли. » И начался крики, толчки, ор, и непонятные телодвижения в результате которых часть компании оказалась в магазине, а часть на улице. Причем пистолет оказался у Кати, а сама Катя на улице. Продавщица кричала «милиция», Петя кричал «при чем тут мы», Коля кричал «бутылку разбили», администраторша просто вопила, а крики грузчика и и охранника были явным свидетельством недовольства примесью ненормативной лексики..
Милиция объявилась как будто из пустоты. «Что за крик в эту прекрасную предновогоднюю ночь. А ну всем заткнуться и в отделение.» На робкие замечания продавщицы что мол ключей нет, лейтенант заметил что он не дурнее других, и что нечего ему мозги полоскать, и что все живо и с песней шагом марш. Хоть путь в отделение был совсем не долгим, Петя отрезвел на прохладном воздухе окончательно и быстро начал соображать.
Петя подвёл общее резюме одним словом «задница.» Расклад по всем итогам должен был быть самым что ни на есть гадским. Опыт подсказывал, в ментовке их допросят и бросят в обезьянник при отделении. Разбираться под Новый Год особенно никто не станет. Первое января вся компания однозначно встретит в камере, причем менты будут бухие, а чем это грозит не раз писала пресса. Самое противное что есть при них ствол. Хотя из него максимум можно подстрелить воробья, в ультра консервативной Белоруссии это считается как грозное оружие. Ментам то и дело особенно раскручивать не надо. Как минимум на лицо злостное хулиганство и нарушение общественного порядка. Как максимум (как только обнаружат пистолет) могут попробовать припаять вооружённый грабёж или разбойное нападение.
Петя грустно подчитывал в уме убытке в миллионах Белорусских рублей и годах заключения для себя лично и для компании в целом. Нужен было «НЕЧТО» что бы ситуация выправилась. Но этого «НЕЧТО» ни приходило в голову. И с этими грустными мыслями Петя, уже не весёлая компания, сотрудники магазинчика, и конечно доблестная милиция пришли в отделение. Любые попытки заговорить прерывались резким окриком ментов. Единственный плюс всей ситуации состоял в том что Катя каким то образом сумела запихнуть ствол под своё пальтишко.
Парней быстренько обшмонали, но Катю они почему-то не тронули. То ли они её приняли за сопровождающую, то ли за свидетельницу, то ли за вообще постороннюю, но это был единственный временный плюс во всей ситуации. Всех ввели в комнату где в середине стоял стол, а по сторонам от стола стояли деревянные скамьи. С одной стороны рассадили/расставили уже совсем скисшую компанию наших друзей, а с другой работников магазина. В середине грозно сидел капитан. Остальные менты вышли в коридор ибо Новый Год на носу, и неплохо бы пропустить по рюмочке (хоть и на службе).
По лицу капитана было ясно, последнее чем он хочет сейчас заниматься это выяснять истину. Задница, из теоретической, вот вот должна стать реальной. «Так» проревел капитан, уже совсем смурой компашке, «быстро ваши имена, фамилии, адреса, и чего там произошло». Петя, как наиболее уверенный в себе быстро выложил данные и изложил свою версию. Вслух он произнёс «Мы всего-навсего хотели купить чуток алкоголя как обыкновенные законопослушные граждане, а на них напали дикие торговцы и хотят возвести какой-то поклёп.» Одновременно Петин мозг тщетно искал выход, и мысль была одна «сейчас заговорят эти из магазина, скажут про пистолет и всё. конец. причем самый печальный».
«Ладно, заткнись» молвил капитан, записав Петино изложение. Петя отошёл чуток в сторонку и в бок и капитан повернулся всем телом к представителям магазина. «Теперь вы.» Администраторша в которой уже давно всё клокотало, заорала «они ключи украли, недобитки поганые.» «О ключах чуть после» прохрипел капитан «данные свое давайте.»
И администраторша начала сбивчиво перечислять, через слово крича «ключи и сволочи».
И тут Петю озарило. и произошло то о чём пишут в книжках, слагают легенды, и снимают фильмы. Как в покере не имея ничего, поставить на кон всё в отчаянном блефе. Пока администраторша вела свою речь Петя, воспользовавшись тем что капитан отвернулся (а как было сказано других ментов не было в комнате), распахнул пальто, расстегнул ширинку и показал через комнату ошалевшей администраторше, продавщице, охраннику и грузчику свой хмм «инструмент». Он даже махнул им приветственно, тут же спрятал в штаны, и захлопнул пальто. Продавщица заорала на всю комнату. «Товарищ капитан, он, он, вот он — вам свой х** показал. ААААААА зашлась она в вопле.» Администраторша только кивала своими глазами по 50 копеек. Капитан резко обернулся к Пете который скромно стоял в сторонке и всем своим существом показывал своё благолепие. Мол, я, да вы что, как вы могли такое подумать.
Капитану было не до шуток, он резко обернулся обратно к представителям магазина и злобно просипел «вы чо, сдурели. Не фиг всякую хрень болтать. Данные давайте». И администраторша снова запинаясь стала говорить, а капитан записывать. И в это время Петя снова распахнул пальто, опять вытащил свой «инструмент» и сделал препохабнейший жест в сторону капитанова уха, гнусно ухмыльнулся администраторше, тут же опять спрятал своё «оружие» в штаны и опять запахнул пальто. «Капитан» заорала опять продавщица, «этот вон, вот тот, он тебя, то есть Вас, ну хотел прямо в ухо е**ть. Опять х**м дразнился».
Капитан опять в бешенстве повернулся и опять увидел Петю полного достоинства и полностью прилично одетого. И тут Петя ПРЕЛОМИЛ безнадёжную ситуацию. Он дал речь от которой бы прослезились бы камни.
«Товарищ капитан. Ну Вы посмотрите на ложь и бесстыдство этих торгашей. То они меня обвиняют что я пардон им х** показываю.»
«Показывал и махал» кринула администраторша. «Да, да» хрипел грузчик.
«То Вас в ухо е**ть хочу» не обращая внимание продолжал Петя.
«Почти в****ал», орал охранник ошалевшему капитану.
«А теперь они скажут то что я например ключи краду.» вкрадчиво говорил Петя.
«Ключи они с*****ли гады», перебивая друг-друга вопила администраторша и охранник.
» А может если им волю дать то они ещё скажут что мы с пистолетом в магазин пришли, на прилавки с ним прыгали.» выложил козырный туз Петя
«Да был пистолет, он сучёныш грозил. И по прилавкам бегал, гад.» указывая на бледного Колю и перебивая друг друга уже заходились в крике администаторша, грузчик, продавшица, и охранник.
«Ага» саркастически поддакнул Петя «и на танке мы приехали, хотели магазин весь вывести, и памятник изнасиловать хотели.»
Администраторша и продавщица уже не слушая Петю и его подначки, брызгая слюной орали, «да, да, да всё так и было.» .
Капитан пожалуй в первые столкнулся с такой ясной ситуацией. С одной стороны прилично одетая молодёжь, ясно излагающая свою правдивейшую позицию. А с другой какие-то непонятные изолгавшиеся торгаши, обвиняющие приличных людей. Тут и думать было не о чем. Плюс праздник вот вот наступит. Решение напрашивалось само собой.
«Сержант» заорал капитан и дверь распахнулась. Капитан на глазах порвал протокол и бросил его в корзину. «Этих м***ков» указал он пальцем на администраторшу и притихших сотрудников магазина, «в обезьянник до утра. Потом разберёмся и штраф оформим за нарушение порядка. Увести.» И шокированных сотрудников магазина несмотря на протесты увели.
«А вы ребята уж извините, служба такая» молвил капитан глядя на повеселевшую компанию. «Спасибо товарищ капитан. С Новым Вас Годом. Всего самого наилучшего» от души произнёс Петя и сердечно пожал руку капитану. И компания весело ломанулась из отделения на улицу. Правда Катя немного прихрамывала ибо ствол что она засунула себе в сапог изрядно натёр ногу.
Через 2 квартала компания истерично хохотала и валялась на снегу. На Петю смотрели как на героя и он собственно им и был. По пути ребята натолкнулись на другой магазинчик который был на удивление ещё открыт и там и отоварились по полной. И под бой курантов и салют, они чокнулись шампанским во дворе и всё таки расстреляли парочку пустых бутылок.
А Петя стал навсегда легендарным героем и желанным гостем на любом Новогоднем празднике.
С Новым Годом Вас всех. И пусть всегда у Вас будет чем справить Новый Год и не будет повода встречать его в отделении милиции.
Улыбайтесь и будьте счастливы.

Вадим, директор хозяйственного магазина на окраине Москвы, с горечью констатировал, что вантусы, крупную партию которых он недавно завез с оптовой базы в расчете на выторг, почти не продаются. Своей проблемой он поделился с женой, затем с друзьями. Все дружно показали пальцем на знаменитого «чёрного маклера» [так тогда назывались нелегальные риэлтеры] Якова Соломоновича.

Вадим позвонил по данному ему телефону и, взяв бутылку коньяка и баночку красной икры, отправился на встречу со светилом. Гений финансовых проделок быстро нашел выход: «Вадим, повесь на двери своего магазина такое объявление: «Завтра, в субботу 28 июля 1979 года с 10.00 до 13.00 будут продаваться девайсы фирмы «One Tuz». Норма отпуска – одна штука в одни руки. Инвалиды и ветераны ВОВ обслуживаются вне очереди».

…В субботу уже в 7 часов утра в магазин выстроилась очередь, конец которой терялся в следующем квартале. Инициативная группа записывала в толстую тетрадь новых соискателей девайса, каждый бережно держал в руке листочек со своим номером в очереди.